BLOG #12R. Так Много «Сладких Мест», А Так Не Сладко…» ПРОЛОГ К ВЫСТАВКЕ «MOSCOW HI-FI & HIGH END SHOW-2016».

StereopravdaStereopravda

BLOG #12R. Так Много «Сладких Мест», А Так Не Сладко…» ПРОЛОГ К ВЫСТАВКЕ «MOSCOW HI-FI & HIGH END SHOW-2016».

Wikipedia определяет основное значение выражения «sweet spot» («сладкое место») как «место, в котором некая комбинация факторов даёт максимальный результат при затрате некого заданного количества усилий» (см. первую иллюстрацию).
 
 В случае же определения аудиофильского «сладкого места» - «Сладкое место» – это термин, используемый аудиофилами и звукоинженерами для описания фокальной точки между двумя колонками, в которой индивидуум способен услышать стерео аудио «микс» в том виде, в котором он замышлялся для слушателя звукорежиссёром» -  определение Wikipedia совершенно не упоминает ни про получения максимального результата, ни про затрату никаких усилий.
 
 Частное определение аудиофильского «сладкого места» умышленно не упоминает соотношения усилий и результата потому, что, как я думаю, усилия, которые необходимо предпринять для правильной установки стерео системы являются достаточно значительными. Соответственно, предпринятые, как правило, «в незначительной степени» усилия дают в таком «сладком месте», как правило, такой результат, который, ни у кого не повернётся язык назвать тем, «который замышлялся для слушателя звукорежиссёром».
 Например, сидя на «сладком месте» между той же парой колонок, на том же самом расстоянии, но уже в другой комнате для прослушивания, и потратив то же самое количество усилий для установки этой стерео системы, можно получить значительно отличающиеся в обе стороны результаты по качеству звука.
 Поэтому, если отойти здесь от тривиальных рассуждений на тему «что посеешь – то и пожнёшь», то нам надо определиться с понятием «максимального результата» в изначальном определении того, что такое «sweet spot».
 
 Соответственно, уточню: для этой статьи я буду использовать определение этого «максимального результата» как наилучшего из всех, который только может быть с точки зрения передачи (надеюсь, самых лучших) намерений звукорежиссёров.
 Следуя этому определению, мне бы хотелось посмотреть здесь на то, насколько «сладким» может быть аудиофильское «сладкое место» в различных нынешних условиях, то есть, как можно в данный момент получить «максимальные звуковые результаты», потратив на это «заданное количество усилий».
 
 Из-за, как правило, неподходящих условий для комнатного прослушивания, включающих в себя неполноценную расстановку колонок и плохую акустику помещения, даже если расположиться к этим акустическим системам на достаточно близком расстоянии и строго по центру, а также даже если зафиксировать своё тело в положении пресловутой «вазы для головы», то типичные звуковые ощущения в таком «сладком месте» «сладкими», конечно, бывают, но происходит такое крайне редко.
 Как правило, происходит всё с точностью до наоборот, что лишний раз напоминает нам о той значительности необходимых усилий по «организации» помещения для качественных прослушиваний и качественной расстановке колонок в нём (не говоря уж о многих других аспектах работы стерео систем).
 
 А сейчас у меня есть вопрос к читателям: много ли вам встречалось «слухачей», которые действительно проделывали эту серьёзную и затратную работу на высоком уровне, и часто ли вы сталкивались на аудио выставках с подобным?
 
 За мои, более чем четверть века, я могу такие случае пересчитать по пальцам одной руки.
 Более того, я даже был в комнатах для прослушивания у нескольких редакторов-рецензентов аппаратуры из журналов «Stereophile» и «Abso!ute Sound», а также в гостях и комнатах прослушивания на фабриках многих производителей «Хай Энд Аудио», которые также не удосуживались этого сделать.
 
 Типичный аудиофил фанатично сравнивает технические характеристики искажений, скажем, разных усилителей (в ничтожные доли процента), в то же самое время, как воспринимает как само разумеющееся дополнительный акустический вклад его комнаты, который, по своим специфичным искажениям изначального сигнала, может достигать 50%-ов и более.
 
 Поэтому, если «души прекрасные порывы» звукорежиссёра записаны в каком-нибудь современном музыкальном формате, какой смысл слушать «hi-res» запись, с её 140dB «сигнал-шума», когда сама комната при этом «орёт» как сумасшедшая?!..
 Пусть даже сидя при этом в самом «наисладчайшем месте»…
 
  Я согласен, никакого смысла… Поэтому, например, после многих лет (очень неплохих) демонстраций «hi-res» записей, те же специализирующиеся на современной цифровой технике MSB Technologies, по всё той же причине, в конце концов, также не в состоянии побороть негативное влияние акустики помещения, сдались, и на последней выставке CES в Лас Вегасе они блаженно играли обычные CD, правда, что характерно, с ещё более, чем прежде, выдающимся результатом.
 
 Мне кажется, что продолжающаяся высокая популярность винила в среде аудиофилов, в том числе, связана и с процессом «согласования  звукового тракта по его разрешению».
 Общепринятая оценка «глубины» по разрешению в 11 бит в случае винила согласуется гораздо лучше с «разрешением» типичной аудиофильской среды для прослушивания, чем это происходит в случае использования качественно записанных 16-битных компакт дисков (не говоря уж о формате «hi-res»).
 Описание же сбоя другого процесса, а именно, в случае закоренелых «винильщиков», описание сбоя процесса «согласования тракта здравого смысла по его разрешению», я оставлю для следующего повествования.
 
 Подготавливая свой музыкальный демо-материал для предстоящей в Москве выставки «Hi-Fi & High End Show-2016», я только что переслушал некое количество «hi-res»-записей и сравнил их звучание со звучанием тех же записей в CD- качестве.
 Всё это сравнение я производил с помощью своих ушных мониторов StereoPravda SPearphone SB-7 и плейера HiFiMan HM-801.
 
 Если качество изначального мастера полностью соответствовало возможностям формата, то все «hi-res» записи звучали однозначно лучше, чем их «обычные» CD-версии.
 Относительно существенно большего разброса в качестве различных изначальных фонограмм, я бы, всё-таки, не стал использовать для разницы в качестве звука между разными версиями слово «значительная».
 Но, тем не менее, если у меня есть выбор, то без всяких сомнений, я, как правило, предпочёл бы слушать «high-res»-версию.
 …И не только потому, что мне уж так важно узнать, где и какие новые коронки появились во рту у интересующего меня исполнителя…
 
 Тогда почему же, если используя наши ушные мониторы преимущества технологии «hi-res» на хороших записях настолько очевидны, то на всех последних выставках аудио техники мы всегда слышим гораздо больше 11-ти битного аналогового звука, чем 24-х битного цифрового?
  Соответственно, почему же тогда посетители повсеместно не жалуются на такой неполноценный поток музыкальной информации?
 И в результате такого положения, не должно ли складываться у всех ощущение, что всё будущее новых технологических платформ High End Audio, которое, по идее, и должно доминировать на подобных выставках, оказывается в прошлом?!
 
 На самом деле, основные причины такой ситуации очевидны: во-первых, участники безуспешно пытаются добиться соответствия «разрешения» «горлышка от бутылки» - акустики помещений на выставке – разрешению всех остальных компонентов аудио систем и разрешению источника звука (как правило, в таких условиях,чем ниже, тем лучше), а, во-вторых, им надо успешно справиться с противодействием всех «врождённых» пороков конструкций акустических систем, которые возникают из-за желания производителей работать на «наименьший общий знаменатель» каких только возможных на аудио рынке «sweet spot’ов»..
 Все эти указанные компромиссы в конструкции акустических систем возникают естественным образом из-за того, что производители пытаются предусмотреть всё возможноё разнообразие в установке и акустике помещений, а также как это гипотетическое всевозможное взаимодействие может проявиться в окончательном звуке.
 И такие попытки производителей работать на «наименьший общий знаменатель» далеко не всегда удачны. Особенно, когда речь идёт о каждом конкретном случае, и в контексте абсолютной шкалы достижений.
 
 После рождённых в таких муках «сладких мест» всегда остаётся сильный горький привкус, от которого на подобных выставках очень трудно избавиться, причём как самим экспонентам, так и их посетителям.
 
 Несоответствие более высокого разрешения источника музыки и более низкого разрешения акустического выхода системы в не самом лучшем помещении может звучать очень неприятно, намного хуже, чем, тот звук, который можно получить, если данная демонстрация будет происходить с источника более низкого разрешения.
 Именно поэтому многие участники подобных выставок, даже потратив значительные усилия с целью подавить негативное влияние помещений (как правило, безуспешно), идут по пути наименьшего сопротивления, и, как меньшее зло, прибегают к использованию такого устаревшего источника звука, причём, с таким невысоким разрешением, как «винил».
 
 Кстати говоря, наша компания «СтереоПравда» никогда не использовала на выставках «винил» в качестве источника звука. Вместо этого, мы, правда, в лучшие времена, пытались, по возможности, всегда использовать «цифру» самого высокого разрешения. При этом, как правило, на активных акустические системах, и используя средства акустической обработки помещения, а также, так называемые, «room corrector’ы».
 
 Если прибегнуть к видео аналогиям, то типичные компромиссы в стерео системах типичных аудиофилов будут аналогичны тому, как если бы кто-то попытался смотреть видео изображение с включённым светом ( аналогия плохой акустики помещения), при этом используя видео проектор (аналогия колонок+усилители), в котором была бы не установлена правильная геометрия изображения (аналогия расстановки колонок), в котором не была бы проведена тщательная фокусировка и сведение R-, G- и B- каналов изображения (общая фазовая характеристика согласования каждого из трёх каналов звукового излучения), и который, конечно же, не был IRE- откалиброван по уровню «серого» (ровность амплитудно-частотной характеристики при динамическом режиме).
 Самое плохое заключается в том, что никаких настроек и калибровок этого проектора, толком, не только не производилось, но они и не предусмотрены наличием соответствующих возможностей (включая отсутствие выключателя света в комнате).
 Вот аналогичный такому изображению звук мы, как правило, всё время и слушаем.
 Причём, даже сидя на самом «сладком месте» из всех возможных.
 
 Описанное выше изображение гипотетического проектора будет всё ещё более или менее разборчивым, но далеко не «сладким», то же самое можно сказать и о подавляющем большинстве аудиофильских демонстраций, которые мне удалось переслушать за свою жизнь: они все были более или менее разборчивыми, но, в то же самое время, они, как правило, всегда оставляли сильно выраженный «горьковатый» привкус.
 
 В силу того, что пример с проектором основан на выявлении взаимодействия преобразователя энергии (трансдюсера-проектора) с комнатой/экраном, то не будет никаким преувеличением заявить, что, с точки зрения преодоления того глухого застоя в аудио, с наличием которого сейчас уже никто не спорит, именно типичные свойства взаимодействия типичных комнат для прослушивания с типичными акустическими домашними системами, и держат всех аудиофилов в заложниках.
 
 В последнее время, в силу существенных изменений к лучшему с точки зрения качества звука, доступного в Portable High End Audio, я, вместо антагонизма, проникся полным сочувствием традиционному нежеланию аудиофилов серьёзно «работать» со своим помещением.
 Хотя, по-прежнему, у меня не вызывает никакого сомнения то, что с точки зрения соотношения «цена/качество» акустическая обработка помещения и правильная расстановка колонок в нём – это основные инвестиции в качество аудио системы.
 Причина этого недавно возникшего сочувствия связана с моими новыми представлениями о нынешних возможностях высококачественного портативного аудио по отношению к  возможностям моего домашнего аудиофильского прошлого.
 
 Тем не менее, это сочувствие возникло только после того, как я сам проделал дорогостоящие и непростые ремонтные работы в своём помещении, потратил довольно значительную сумму на набор изделий для акустичеcкой обработки помещения американской компании ASC (Tube Traps и много чего еще), а также проработал десятилетия настраивая различные активные акустические системы с помощью всевозможных аналоговых и цифровых кроссоверов.
 И всё же, несколько лет назад я пришёл к заключению о том, что «оно» уже «того» не стоит.
 
  В результате я пришёл к выводу о том, что, с целью постоянной позитивной динамики в эволюции аудио искусства, при всех последних технологических достижениях, наилучшим способом иметь дело с акустическими свойствами комнат для прослушивания, как наиболее серьёзного препятствия в звуковом тракте для прослушивания музыки является…
…полностью избавиться от самой комнаты.
 
 В конце концов, мне стало очевидно, что от этого мне никуда не деться, даже, если при этом, наряду с негативными эффектами влияния комнаты на прослушивание музыки, мне придётся, увы, лишить себя и позитивных (как на первом фото).
 
 Более двадцати лет достаточно продвинутого опыта со своими собственными Хай-Эндными системами  и после этого ещё несколько лет потраченных на мой собственный портативный проект привели меня в такую точку моей собственной аудио эволюции, в которой я не чувствую никаких потерь, с точки зрения удовлетворения, которое я получаю от музыки, когда я, взамен любой из своих референсных домашних аудио систем, слушаю выверенный и достойный набор из современной портативной техники (одной из таких звуковых точек отсчёта для меня является собственная система, состоявшая из колонок Apogee Grand, усилителей ARC и цифрового источника MSB; она изоображена в моей комнате прослушивания на второй фотографии, где я стою вместе с Филиппом Демарэ, бывшим дистрибьютором Apogee Acoustics во Франции; эта фотография сделана в 2008-м году в самом начале моей работы над собственным проектом ушных мониторов StereoPravda SPearphone).
 
 Кстати говоря, когда я распродавал свою последнюю домашнюю систему с Apogee Grand’ами, наиболее трудной, долгой и удешевлённой оказалась продажа наиболее важного компонента этой системы, с позиции влияния на общее качество звука: обширного комплекта средств акустической обработки помещения компании ASC из 67-ми штук, который я специально заказывал для своей комнаты прослушивания (то, что я умудрился всё это не выкинуть на помойку, а продать, я считаю, что мне просто крупно повезло).
 Этот момент истины по поводу полной неликвидностью изделий ASC окончательно открыл мне глаза на то, что домашнее High End Audio, каким мы его знали в его «Золотую Эпоху» 1990-х - полностью обречено, и что не существует ничего, кроме самого невероятного чуда, что было бы в состоянии спасти его от неминуемого и скорого исчезновения.
 
 Поcле того, как мы сможем полностью избавиться от комнаты, как от компонента аудио системы, мы будем иметь дело с совсем другим набором условий для прослушивания музыки, некоторые из которых, по сравнению со старыми условиями прослушивания музыки дома, могут значительно «подсластить» новое «сладкое место».
 Во-первых, сам процесс надевания наушников на голову, или вставления ушных мониторов в уши, автоматически располагает слушателя в «сладкое место» (так как в этом случае уши автоматически располагаются на одинаковом расстоянии от акустических излучателей).
 А, во-вторых, особенно в случае внутриканальных ушных мониторов, как с точки зрения геометрической конфигурации, так и с точки зрения материала «стен», акустическое пространство получается значительно более предсказуемым, чем в случае домашнего аудио.
 Поэтому, опять же, особенно в последнем случае, есть все причины надеяться на то, что, чем ближе акустические излучатели подходят к барабанной перепонке, тем ближе мы подбираемся к самому «сладкому месту», в котором мы сможем максимально обрести «…способности услышать стерео аудио микс в том виде, каким он замышлялся для слушателя звукорежиссёром».
 
 Я далёк от мысли о том, что уже пора говорить о неотвратимости полной замены высококачественного домашнего аудио портативным.
 
 Домашнее «фоновое» аудио – всё ещё  наиболее доступный и приемлемый вариант для подавляющего большинства любителей музыки. Особенно, по причине того, что оно может сильно выигрывать от общепринятых усилий по дополнительному «подслащению» его «сладкого места» (как на первой из картинок).
 
 Но, по сравнению с «фоновым» прослушиванием музыки, аудиофильская страсть существует в далеко не общепринятых нормах, и общественное обсуждение её всевозможных аспектов должно быть не более, чем побочным продуктом от реализации её основной причины для существования: обеспечить технические условия для постоянного духовного роста личности используя для этого музыку как вдохновение.
 
  Следовательно, как таковой, по-настоящему аудиофильский духовный опыт всегда должен быть всепоглощающим и индивидуальным: либо прослушивание музыки «в гордом одиночестве» сидя в «сладком месте» перед своей стерео системой, либо же слушание музыки через наушники или ушные мониторы через собственную портативную систему.
 В этом «отшельническом» их аспекте, две разновидности аудио хобби – домашняя и портативная – являются полностью идентичными.
 И эта «отшельническая» энергия, когда одинокие аудиофилы из обоих лагерей противостоят отрицательным силам энтропии рынка ширпотреба, создаёт именно ту силу, которая постоянно раздвигает границы не только новых индивидуальных достижений, но и новых возможностей у уже существующих технологий, в то время как нагруженный инерцией социальный отклик на такой сугубо индивидуальный опыт может только этой силе препятствовать.
 
 Если говорить вкратце, то в его нынешней ипостаси у портативного  аудио есть все необходимые возможности для передачи ему эстафетной палочки от «старого доброго» домашнего Хай Энда.
 
 Именно поэтому, если мы, аудиофилы «со стажем», действительно, хотим избавиться от горького привкуса, накопившегося в традиционных «сладких местах» за многие последние годы нашего увлечения, то у нас нет ни никаких оставшихся причин для того, чтобы продолжать настаивать на необходимости «комнаты», как обязательного компонента для каждой достойной аудио системы.
 
 Другими словами, если все мы, действительно, хотим, пользуясь самым общим определением «сладких мест» в начале этой статьи, «…получать (постоянно увеличивающийся) максимальный результат при затрате некого заданного количества усилий», то, на самом деле, у аудиофилов в данный момент нет другого выбора, кроме как вытащить «сладкие места» из «комнат» и поместить их внутрь своих голов, ровно в то новое "сладкое место", где до этого находились, выкинутые за ненадобностью, его устаревшие стереотипы.  См. третью иллюстрацию.





13.03.2016 // Автор:  (Bigmisha) // Просмотров:  1365

Возврат к списку