BLOG #58R. Чаша Святого Грааля Третьего Измерения - Краткий Курс Четвёртого Измерения High End Audio

StereopravdaStereopravda

BLOG #58R. Чаша Святого Грааля Третьего Измерения - Краткий Курс Четвёртого Измерения High End Audio

I. ПРОШЛОЕ


1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФЕНОМЕНА HIGH END AUDIO


Как полноценное коммерческое предложение, индустрия под названием High End Audio начала складываться в 70-е и 80-е годы прошлого столетия.

Этому предшествовало два основных обстоятельства.

С одной стороны, возникший в те годы спрос на подобную «высококачественную» потребительскую аудио технику стал реакцией на полное засилье на рынке японской продукции, которая к тому моменту практически полностью вытеснила предыдущее поколение «достойной» аудио аппаратуры, производившейся до этого в США (и немного в Западной Европе).

С другой стороны, за предшествующие этому моменту пару десятилетий, в-основном, непрекращающимися усилиями двух независимых печатных органов из США – журналов «Stereophile» и «The Abso!ute Sound» – среди наиболее активных групп энтузиастов музыки (и, соответственно, особо качественного её воспроизведения) уже получила распространение новая «идеология звука», которая и получила в тех изданиях название «High End Audio».

В двух словах, в своём продвижении на рынке японская аудио техника опиралась на подмену «главного» «второстепенным».

По идее, доступ к потенциальным покупателям с помощью присущих данной аппаратуре реальных звуковых свойств предполагает не только крайне затратную организацию соответствующих демонстраций в специально оборудованных условиях профильных точек продаж, но и довольно затратную методологию по прямому взаимодействию с ними, включая их соответствующее воспитание и подготовку.

Вместо всего этого японские корпорации, с целью захвата рынка и дальнейшего масштабирования своей деятельности, стали всячески стремиться по возможности избегать подобных дополнительных затрат и усилий и поэтому сделали основную ставку в продвижении своей продукции исключительно на влияние, подконтрольных им специализированных Средств Массовой Информации.

Последним же, став полностью ангажированным интересами японских корпораций, было необходимо найти самое эффективное средство для влияния на покупательский спрос. И им стало представление «качество звука» аудио техники в категориях неких наборов (как правило, бессвязных и, в следствие этого, довольно бессмысленных) «объективных» технических спецификаций и измерений.

Соответственно, к концу 60-х годов прошлого века подавляющее большинство специализированных СМИ по всему миру, в сговоре с японскими корпорациями, стали использовать подобную систему «объективной» информации о «качестве звука» в качестве универсального средства для продавливания собственных интересов.


Подобная подмена ценностей – с неких симптоматичных наборов первичных, привычных и понятных музыкальных ощущений при непосредственном прослушивании музыки во время выбора аудио техники в специализированных аудио отделах (или «аудио салонах») на «навал» некой «сырой» и трудноперевариваемой для обычных людей технической информации - не могла не сказаться на дальнейшей динамике развития, а лучше сказать, на дальнейшей динамике деградации, типичного «качества звука» продаваемой аудиотехники.

В конце концов, именно стремление к воскрешению приоритета истинных ценностей с точки зрения «качества звука» в выпускаемой аудио технике и привело к постепенно всё большей и большей популярности, изначально абсолютно «гаражной», индустрии High End Audio.

К этому историческому моменту самого возникновения данной индустрии, а также к причинам её последующего бурного роста, мы ещё вернёмся ближе к концу данного повествования, когда мы уже будем анализировать современный контекст спроса на рынке нынешних энтузиастов музыки и «звука».


2. «МЫ – ЭТО ТО, ЧТО МЫ СЛУШАЕМ»


Существует известная поговорка: «Все слушают ту музыку, которую они слушали в 14 лет».

Если попытаться вникнуть в её суть, то в ней, в частности, идёт речь о том, что некий индивидуум не имеет никакой возможности выбирать не только свой родной вербальный язык, но и свой родной «музыкальный язык».

А именно, если ты родился, и, например, все вокруг говорят на русском языке, то и ты начинаешь говорить на русском языке, на английском – значит, на английском, на китайском – значит, на китайском, и так далее.

Идея здесь заключается в том, что мы таким же образом «впитываем с молоком матери» и свой родной музыкальный «язык», который, совершенно случайным образом, и в строго определённый момент формирования нашей личности, оказывается в непосредственной близости вокруг нас.

Будь то, скажем, тяжёлый рок, который старший брат постоянно гонял с утра до вечера на «виниловой вертушке», или, например, группы «Песняры» или «Самоцветы» во времена «когда правды не было в «Известиях», а известий не было в «Правде»», или же, наоборот, Пятая симфония Прокофьева - если кому-то особо «подфартило», и соответствующее «окно» в их голове открылось ровно тогда, когда их мама за ручку привела на концерт в консерваторию.


В психологии существуют полностью научные исследования, которые указывают на то, что некоторые существенные свойства личности могут формироваться через, образно говоря, «окно» в голове в течении всего лишь нескольких минут, после которых это конкретное «окно», впитывающее влияние внешней среды, закрывается уже навсегда.

Поэтому, здесь как кому повезёт: оказался в нужное время в нужном месте, всю жизнь наслаждаешься музыкой Брамса с Бетховеном, не повезло – до седых волос всё продолжаешь слушать музыку для прыщавых подростков.

Следует отметить то, что когда в процессе формирования личности соответствующее «родное» музыкальное «окно» в голове в конце концов закрывается, то любое изучение нового («иностранного») «музыкального языка» представляет из себя не менее значительную проблему чем изучение нового вербального (иностранного) языка (овладение которым уже требует целого ряда сосредоточенных усилий, а также следования некой методологии, наличия дополнительных технических средств и прочего).


Кстати говоря, то же самое относится и к обретению «родного» «звукового» языка.

Не вдаваясь здесь в подробности, достаточно сказать, что приверженцы определённого характера звука, будь то, ламповые или транзисторные усилители, электростатические или рупорные колонки, виниловые «вертушки» или цифровые источники, и так далее, крайне редко меняют свои пристрастия.

Изначально запавшая им в голову и полностью «понятная» им соответствующая «подача», уже, звука, сопровождает их всю оставшуюся жизнь. И с тем, чтобы полноценно перестроиться на какой-либо другой коммуникативный канал звуковой связи с музыкой, им потребуется, как и в случае изучения любого другого «иностранного» языка, затратить дальше значительное усилия, при этом, абсолютно осознанные.


Тогда вполне естественно может возникнуть вопрос: а в чём же тогда может состоять смысл изучения нового (по-другому, «иностранного») «музыкального языка» (а также и/или «звукового», если уж на то пошло)?


Ответ на этот вопрос находится в плоскости осознания потребности в последовательном духовном развитии собственной личности.


На протяжении многих тысячелетий, музыка всегда являлась одним из основных средств наиболее глубокой и содержательной связи между людьми, и за всё это время в наследие из наиболее значительных музыкальных произведений был заложен колоссальный потенциал для подобного духовного развития.

Для беспрепятственного доступа к этому потенциалу необходима полноценная и глубокая коммуникация с соответствующей сферой эмоционального интеллекта, которая, как раз-то, и обеспечивается только с помощью достаточно «продвинутого» владения присущим данному жанру «музыкальным языком».

Следует также отметить и то, что для основной части публики, «врождённые» «музыкальные языки», как правило, формируются в достаточно примитивной (с точки зрения установки на последовательное личное духовное развитие) коммуникативной среде.

Отсюда и та изначально высокая вероятность формирования достаточно примитивного (по соответствию его назначению) типичного «врождённого» «музыкального языка».


Существует также и ещё одна распространённая поговорка: «Мы – это то, что мы едим».


Очевидно, что данная поговорка легко адаптируется и к нашему случаю: «Мы – это то, что мы слушаем», причём не только то, что «мы слушаем», но и то, что «мы, в конечном итоге, «слышим и можем воспринимать».

Личная способность полноценно «питаться» и полностью «переваривать» (именно) «полезную» музыку с помощью владения соответствующими музыкальными «языками» является таким же положительным свойством данного организма, как и способность полноценно питаться и полностью переваривать (именно) полезную пищу.


{footnote #1: На самом деле, существуют также и ряд совершенно научных исследований, полностью подтверждающих положительное влияния «серьёзной» музыки на полноценное состояние человеческого организма, причём, даже на уровне его физиологии.}


Соответственно, как бы тривиально это и не звучало, но, точно также, как высокое качество обыкновенной пищи полностью способствуют положительной динамике роста и развития данной личности, точно также этому способствует и высокое качество «духовной» (при этом, вдобавок - через «психо-соматику» - данные аспекты текущих последовательных состояний личности ещё и еже моментно непосредственно влияют друг на друга).


В заключение этого «пищевого» раздела хотелось бы вернуться к основной теме повествования путём заключительной аналогии: если продвижение некого продукта на рынке звукового «ширпотреба» обычно сосредотачивается, как бы, на форме некого «блюда» (описывая неким техническим языком его физические свойства – внешний вид, габариты, вес, температуру и прочее, при этом не особо сосредотачиваясь на качестве его (как правило, «фаст-фудового») содержания, то изделия High End Audio, наоборот, как бы претендуют на самое высокое качество «содержания» своих «блюд» («высокой кухни»), но, при этом, абсолютно не придавая никакого особого значения ни его конкретным внешним, ни его конкретным физическим, свойствам, особенно выраженным с помощью технических терминов.

И даже если подчас эти два типа «блюд» со стороны могут выглядеть почти неотличимо друг от друга, то, по сути, мы говорим здесь о двух совершенно разных типах продуктов, причём с (почти) полным отсутствием какой-либо существенной корреляции между их внутренними шкалами соотношения качества от цены.

Точно также и в случае оценки «качества звука»: если мы сходимся на том, что массовая аудио техника под названием «hi-fi» и аппаратура класса «High End Audio» – это, по сути, два разных типа продуктов, то тогда и наборы критериев этого «качества» внутри каждого из этих классов должны быть также совершенно разными.



3. В ЧЁМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ОСНОВНОЙ ФУНКЦИОНАЛ HIGH END AUDIO


Если не брать ложное представление о High End Audio как о только «люксовом» сегменте рынка домашней музыкальной техники (в котором супердорогое «железо» выполняет роль не более, чем чьего-то статус-символа), то, очевидно, что тогда основные свойства этой аппаратуры должны быть как-то неразрывно связаны с совершенно чёткими понятиями о том, что же, всё-таки, на самом деле представляет из себя пресловутый «Высокий Предел Звука».

Однако, несмотря на сформулированные в 1970-е и 1980-е годы журналами «Stereophile» и «The Abso!ute Sound» фундаментальные основы «аудиофильской» идеологии, тем не менее, относительно практического её применения, как внутри самого «аудиофильского» сообщества, так и, тем более, за его пределами - всегда существовали достаточно значительные разногласия.


{footnote #2: Две самые основные фундаментальные идеологические основы High End Audio – это, во-первых, то, что, в его контексте, сравнение с «живым звуком акустических инструментов играющих в условиях «живой» акустики» является отправной точки для всех основных оценок качества звука данной аппаратуры, а, во-вторых, это то, что при выработке суждения о качестве звука какого-либо аудио компонента или аудио системы задействуется практически полное пренебрежение какими-либо «объективными» техническими данными или процедурами измерений в угоду полному приоритету «субъективных» мнений заслуженных и признанных рецензентов/экспертов по данной тематике.}


На существовавших с самого момента зарождения аудио индустрии яростных противоречиях относительно «качества звука», особенно, касавшихся его наиболее точных формулировок и критериев, и построили свою маркетинговую позицию японцы, когда в 60-е и 70-е годы прошлого века они стали крайне успешно захватывать рынки с помощью, наоборот, не подвергавшейся никаким сомнениям и ими очень чётко сформулированной методологии измерений полностью «объективных» технических данных, которые, якобы, впрямую коррелируют с основными проявлениями самого высокого «качества звука» (и, которыми, опять же, якобы, как раз и обладала выпускаемая ими техника).

Соответственно, на попытке по-своему разрешить эти противоречия в толковании того, «что в звуке хорошо, а что – плохо», предложив своим последователям некую собственную альтернативную методологию канонических «субъективных» прослушиваний аудио техники в «реальных» условиях, а также и систему основных «субъективных» критериев для оценки её «качества звука», и построила - в пику японскому «ширпотребу» - свою позицию тогда ещё только нарождавшаяся индустрия High End Audio.


Конечно, как полностью «объективистский», так и полностью «субъективистский» подход уязвимы каждый по-своему.

Не отвлекаясь здесь на уязвимость позиции крупных транснациональных корпораций, скажу только, что в своём дальнейшем развитии индустрия High End Audio тут же столкнулась с оборотной стороной находящегося в её идеологическом «базисе» (воинствующего) «субъективизма». А именно с тем, что несмотря на вышеупомянутые общепринятые основные положения аудиофильской идеологии, сформулированные под эгидой «Stereophile» и «The Abso!ute Sound», тем не менее, частные интересы её участников всячески способствовали культивированию в её экономической и практической «надстройках» новую волну бурных «субъективистских» противоречий по поводу конкретных оценок звуковых свойств тех или иных конкретных технологий, конкретных аудио компонентов или конкретных аудио систем.

И, к сожалению, окончательному разрешению всех этих внутренних аудиофильских противоречий постоянно препятствовали исторические, технологические и концептуальные причины.


Исторически, «чистое» аудио – это самая старая область Потребительской Электроники. Как бы странным это и не показалось, но основным этапом развития аудио техники (за исключением её «цифрового» подразделения) был период до Второй Мировой Войны, после которого основной акцент развития Потребительской Электроники уже сместился на развитие видео и телевидения. Соответственно, во многом поговорка насчёт того, что с точки зрения качества звука, «будущее аудио – в прошлом» (то есть, среднее качество звука «старой» техники может быть намного лучше ныне выпускающейся) по-прежнему сохраняет свою актуальность.


Вдобавок, так как основной этап развития качества звука в аудио пришёлся на 30-е и 40-е годы прошлого столетия, то с технической точки зрения, как представления в этой области, так и измерительная база того времени не позволяли сформировать некие комплексы процедур и комплекты оборудования для выработки исчерпывающих и всеобъемлющих стандартов «качества звука» (в отличие от стандартов качества видео изображения, когда пару десятков лет спустя, такие технологические условия уже были полностью сформированы, и поэтому видео изображение уже было полностью и «объективно» «за-стандартизовано», что явилось основной причиной его неоспоримого бурного последующего развития).  

Вследствие этих двух предпосылок, «качество звука» - в отличие, допустим, от «качества видео изображения» - как некий «объективный» концепт, так и осталось точно не сформулированным, что позволяет до сих пор (!) «его» произвольно толковать, как, например, в зависимости от конкретных методов продвижения звуковой техники – см. выше, так и, например, в зависимости от конкретного контекста её использования – см. ниже.


{footnote #3: Подобная так и неопределённая общая диспозиция по «качеству звука» создала все условия для того, чтобы «чистое» High End Audio всегда позиционировало себя, по сути, на стыке техники и искусства, то есть когда его «объективные» технические составляющие были не более, чем техническим набором инструментариев для создания произведений «аудио-искусства», «аршином которых не измеришь» и «качество» которых можно было только «субъективно» оценивать с помощью института критиков (в то время как крупные корпорации никогда бы даже и не посмели переступить с чисто «объективистской» системы оценок на такую зыбкую почву оценки качества своей продукции, как некий набор «субъективных» суждений от каких-то «никому не понятных» аудио «экспертов»).

Соответственно, самой близкой аналогией для техники High End Audio могут быть суперэксклюзивные музыкальные инструменты ручной работы (в производстве которых, да, есть место и для «техники», но оценка качества которых может, очевидно, основываться только, не на каких-то там абстрактных технических измерениях, а сугубо на субъективных оценках определённых авторитетов).}


Как бы там ни было, но в обоих из этих подходов – «объективистском» и «субъективистском» - тем не менее, зияла огромная «дыра», а именно: ни там, ни там, не был чётко определён основной функционал музыкальной техники.

Если в случае аудио «ширпотреба» его функционал был более-менее очевиден – это была просто потребительская аудио техника для «слушания музыки», то в случае High End Audio отсутствие изначально чётко определённого функционала завело, в конце концов, эту индустрию в тупик последнего времени.

Ведь, High End Audio, на уровне своих чисто звуковых свойств, по идее, должен чем-то существенным отличаться по своей дополнительной функциональности от «азиатского» «ширпотреба», не так ли?! - а, иначе, в чём же тогда состоит смысл настолько «заморачиваться»?!

(Мы опять подчёркиваем здесь то, что настоящему High End Audio безразлично наличие или отсутствие статус-символа у данной аппаратуры.)
Тогда логично возникает вопрос: а какие новые, или другие, потребительские запросы может удовлетворять аудио техника класса High End Audio, которые простой (хотя, возможно, и совсем не дешёвый) «ширпотреб» удовлетворить не в состоянии?

На самом-то деле, под разницей в «качестве» каких-либо продуктов всегда подразумевают только одно: разницу в соответствующих наборах потребительских свойств (долговечность против недолговечности, наличие статус-символа против его отсутствия, надёжность против её отсутствия, сохранение тепла против не сохранения тепла, приятные ощущения при использовании против неприятных ощущений при использовании и так далее).

В отсутствии таких понятных всем осознанных представлений о функционале и утилитарности High End Audio, и, поэтому, в отсутствии возможности оценивать технику на соответствие этим конкретным функционалу и утилитарности, «воинствующий субъективизм» его идеологии, сыгравший положительную роль при возникновении этой индустрии, в том числе и в противопоставлении её «объективистскому» японскому «ширпотребу», со временем, как и в случае любой неконтролируемой анархии частных интересов и мнений, привел к постепенной эрозии общих представлений о том, «что в звуке - хорошо, а что – плохо».


{footnote #4: Если в начале своего пути идеология High End Audio, хоть, и с немалым трудом, но, всё же была изначально полностью согласована внутри аудиофильского сообщества, то в результате неконтролируемой энтропии - когда под воздействием парадигмы «воинствующего субъективизма» мнение любого новичка может иметь ту же ценность, что и заслуженного специалиста – единство взглядов внутри него стало постепенно распадаться, особенно, по пришествию туда всё большего и большего количества подобных «непуганых неофитов», которые моментально стали за «свои деньги заказывать и совсем другую музыку».}


По аналогии, как и в случае оценки качества некого абстрактного автомобиля, прежде чем, как даже начинать делать какие-либо суждения по его поводу, нам совершенно необходимо определиться с его утилитарностью и функционалом. Мы будем оценивать его качество с позиции того, что это – гоночный автомобиль, или с позиции того, что это – грузовик? И от ответа на эти вопросы и будут полностью зависеть все последующие оценки данного средства передвижения. Соответственно, точно также дело обстоит и в случае оценки «качества звука» аудио техники, любые разговоры на этот счёт должны начинаться, в первую очередь, с выяснения её основного функционала и утилитарности.

Если, например, функционал данной техники – это «ловить души прекрасные порывы», то тогда «качество звука» оценивается с одной позиции, если же мы, к примеру, собираемся «заливать соседей снизу расплавленным «тяжёлым металлом», то с совершенно с другой, а уж если речь вообще зайдёт об «экспроприации экспроприаторов» (с помощью продажи им «аудио-ювелирки»), то, понятно, что уже тогда с совершенно третьей.


Поэтому, чтобы мы могли дальше определиться с системой оценки «качества звука» настоящей High End Audio-аппаратуры, мы подходим к главному вопросу: а в чём же, всё-таки, заключается изначальный функционал High End Audio?

И здесь нам всем необходимо опять вернуться к самим корням этого явления.


Как уже упоминалось сверху, идеология High End Audio была изначально выработана её создателями в контексте воспроизведения записей «серьёзной», как правило, акустической, музыки, исполняемой в естественном акустическом пространстве. Сама подобная аппаратура предполагалась для соответствующего использования, в-основном, «серьёзными» любителями, и, как правило, академической, музыки.

Но, опять же, использования с какими целями, в чём же, всё-таки, состоит особый набор потребительских свойств подобной звуковой техники, который полностью отсутствует у гораздо более «приземлённой» аппаратуры?

В социально-культурном контексте пятидесятилетней давности, когда основными потребителями High End Audio были весьма культурные, образованные, состоявшиеся и «продвинутые» профессионалы, причём, воспитанные в определённой среде, подобный вопрос о его функционале даже и не вставал, и, видимо, поэтому ответ на него в те времена считался как бы само собой разумеющимся.

Сейчас же, в силу социальных, экономических, демографических и прочих изменений в обществе, прошедших с момента возникновения High End Audio, для того, чтобы определиться с его возможностями, ответ на этот вопрос становится просто необходимым.


Итак, основным функционалом High End Audio является образовательный, а именно, этот класс аудио техники является инструментом, способствующим процессу изучения новых «музыкальных языков» (или постоянному совершенствованию уровня владения ими).


В то же самое время, несмотря на некоторую неопределённость следующего утверждения, я не имею и ничего против некой общепринятой формулировки миссии High End Audio (словами Mark’a “Dr. AIX” Waldrep’a) «в донесении [максимальной] верности [звучания] и максимальной передачи музыкального намерения артиста без [каких-либо] искажений, [неправильной] окраски звука или каких-либо ещё других воздействий, ухудшающих изначальное качество звука».

Тогда, соответственно, хотелось бы понять, чем, на самом деле, мы можем обосновать ту цель, а также осознать те намерения, которые могли бы придать нам достаточно решимости с тем, чтобы использовать настолько идеальные критерии для оценки звукового оборудования.

Особенно, когда нам всем известно, что «качество звука» подавляющего большинства записей определяется «качеством звука» музыкальных центров в автомобилях (где и потребляется их основная масса). Поэтому, если большинство наиболее популярной музыки записано с качеством «ниже плинтуса», то не приходится и сомневаться, что ничего принципиально нового мы на них, всё равно, никогда и не услышим, пусть даже и при воспроизведении их через самые что ни на есть «навороченные» стереосистемы.

Соответственно, единственный способ оправдать дальнейшие траты сил и средств на High End Audio – это воспроизведение качественных записей, а они, не вдаваясь здесь в детали, в-основном, существуют только для «серьёзной» музыки, чтобы оценить по достоинству которую, нужно уметь «говорить на её языке». Который, как я уже упоминал вверху, изначально является, как правило, «иностранным», для подавляющего большинства населения.


Если говорить об исторических особенностях предполагаемого применения техники High End Audio на практике, то для первоначальных адептов этого движения речь шла больше о совершенствовании владения, изначально уже «освоенными» ими, соответствующими «музыкальными языками». В то время, как для нынешнего поколения аудиофилов, которое, в-основном, «впитало с молоком матери» язык примитивной поп-музыки, речь уже будет точно идти о гораздо более сложной задаче изучения новых для них «языков» «серьёзной» музыки с самых, что ни на есть, её азов (например, «языков» «продвинутого» джаза или, скажем, «серьёзной» академической классики).


Вне всякого сомнения, с точки зрения его распространения на существующих в данный момент рынках, изначальная природа High End Audio, заключающаяся в его колоссальном образовательном потенциале – это «палка о двух концах». По существу, именно для того, чтобы «не пугать ворон» и не намекать на необходимость неких собственных усилий со стороны потребителей, эта индустрия всегда пыталась - как бы парадоксально это и не звучало! - не афишировать свою основную миссию.

Особенно, когда, по мнению подавляющего большинства основных игроков этой индустрии, производители должны были апеллировать своей продукцией, наоборот, к, ожидающим только развлечений на общем «поле» Потребительской Электроники, потенциальным покупателям.

Соответственно, подобная амбивалентность относительно основной сферы применения своей же собственной продукции и являлась, все последние годы, основным тормозом для последующего развития данной индустрии.

Как бы там ни было, но только что конкретно определившись с функционалом High End Audio и его утилитарностью, мы, наконец-то, можем теперь и вплотную приблизиться к обсуждению истинных критериев «качества звука» данного класса техники, причём, теперь уже, в гораздо более полноценно обозначенном для подобного рассмотрения контексте.


4. КАЧЕСТВО ЗВУКА С ПОЗИЦИИ HIGH END AUDIO


Начнём с того, что само слово «стерео» по-гречески буквально означает «твёрдый» (e.g. «стереотип»).

Причина, по которой в 30-е годы прошлого века Алан Блюмлайн использовал слово «стерео» для обозначения своего патента на новый двухканальный метод записи/воспроизведения звука, заключалась в том, что он предложил собственную технологию для воссоздания «твёрдых» (то есть полностью «осязаемых» воображением) музыкальных звуковых «образов», располагающихся внутри «звуковой сцены», в свою очередь, создаваемой с помощью двух акустических систем во время проигрывания подобных фонограмм.

Таким образом, если вернуться «к корням» самой традиции двухканальной звукозаписи в режиме «стерео» (а «ноги» High End Audio исторически растут именно оттуда), то «Чаша Святого Грааля» всей «стерео» индустрии – это (в рамках экстремального форсирования возможностей любых соответствующих технологий) воссоздание трёхмерного звукового пространства записанной общей «звуковой сцены» с чётко-локализованными («твёрдыми») музыкальными «образами» внутри неё.

Вне всякого сомнения, самые последние технологии многоканальных записей или пространственной эмуляции обладают гораздо большими возможностями по воссозданию наиболее реалистичного трёхмерного звукового поля чем «старое-доброе» двухканальное «стерео». Однако, их применение настолько ничтожно, особенно в случае портативной техники, что, с практической точки зрения, кроме прослушивания музыки в режиме «стерео», о чём-то другом пока говорить просто не приходится.

И, кстати говоря, именно поэтому в выпускаемой нами собственной аудио технике, воссоздание с её помощью наиболее явного эффекта «звуковой голографии» в режиме «стерео» является основным приоритетом при её разработке.

Все остальные параметры «качества звука», то есть, те, на которые обычно напирают больше всего специализированные СМИ – как, например, тембральная «окраска», динамика, «разрешение», количество всевозможных искажений и другие подобные характеристики – на самом-то деле, всё это, по идее, должно быть ничем более, чем вспомогательными инструментами для воссоздания именно основного фундаментального явления: эффекта «трёх-мерности» музыкального воспроизведения в режиме «стерео». И только после максимального проявления этого эффекта во время разработки изделий или их эксплуатации, должны быть (насколько это возможно) приведены в соответствие и все остальные звуковые параметры…


Таким образом, степень проявления этого первичного эффекта «голографичности» звука и является, по изначальному определению самой технологии «стерео», основным критерием оценки его «качества».


Из такого определения однозначно следует объяснение той причины, по которой только реальное «субъективное» прослушивание может позволить окончательно судить о звуковых свойствах самого лучшего звукового оборудования: ведь, на самом-то деле, для оценки степени «голографичности» воспроизводимого звукового поля пока не существует никаких других технических инструментов, кроме наших ушей (и нашего мозга).

На данный момент, по-прежнему, отсутствуют какие-либо достаточно устоявшиеся и общепринятые стандарты по поводу методов регистрации процессов работы нашего слухового аппарата при пространственном восприятии звука в режиме реального времени, на соответствие которым можно было бы проводить какие-либо технические измерения. Поэтому также отсутствует и возможность, с помощью подобных стандартов, и любого «объективного» подтверждения уровня «качества «стерео» звука» в каждом конкретном случае (по его вышеуказанному основному критерию). Так происходит в силу того, что, вообще говоря, любые технические измерения, кроме их активной роли в выявлении неких новых стандартов, методов соответствия им, а также проверки этого соответствия в некой конкретной ситуации, для всех других чисто практических целей – абсолютно бесполезны.

И вот именно поэтому-то мы и можем с полной ответственностью говорить о том, что путь настоящего High End Audio, с его методом реального «субъективного» «прослушивания» данной техники – это, по сути дела, единственный способ возврата «к самим корням» технологии «стерео» записей. Соответственно, в нашем определении основного критерия «качества звука» также содержится и причина того, почему мы назвали выше сдвиг «объективистскими» производителями «ширпотреба» звуковых приоритетов «сдвигом с главного на второстепенное». И в этом же причина того, что – в изначальном контексте «стерео» звука – любые аудио продукты, полагающиеся в-основном на «объективные» данные по поводу своих звуковых свойств, являются «второсортными» по определению.


Балансировать подобные второстепенные аспекты звука можно относительно тривиальными способами. Например, производитель может достаточно примитивными методами менять «окраску» звука своих изделий простым добавлением или «завалом» высоких или низких частот, или, скажем, некими относительно несложными манипуляциями со схемотехникой, он также может «с пол-оборота» «открывать», или, наоборот, «зажимать» «макро-динамику» своих продуктов и так далее. Поэтому объяснение подобным настойчивым попыткам производителей банальной аппаратуры по отвлечению внимания публики от главного «в звуке» на второстепенное, на самом-то деле – очень простое.

А именно, с технической точки зрения, упор на относительно «правильную» «окраску» звука, его динамику, самые минимальные уровни искажений и прочее – это путь наименьшего сопротивления, тогда как задача по извлечению достаточно ярко выраженного «стерео» эффекта требует привлечения гораздо более тщательных (и, соответственно, дорогих) методов, как при разработке аудиотехники, так и при её производстве.

Соответственно, в силу того, что фундаментальное свойство «стерео» систем создавать «голографию» звука является самым сложным для реализации, то именно поэтому производители «ширпотреба» так настойчиво всегда и пытались переводить внимание публики с этого главного свойства настоящих «стерео» систем на их косвенные и второстепенные особенности, таким образом замещая изначальную версию технологии её суррогатом.


По сути, в контексте High End Audio, эти второстепенные по значимости аспекты «качества звука» должны быть просто максимально «заточенными» и корректно подобранными для каждого конкретного случая использования аудио техники. И, соответственно, любой случай получения «субъективно» выдающегося по своей «голографичности» «стерео» -эффекта - это всегда явное подтверждение того, что эти «инструментальные» аспекты качества звука приняли – опять же, не вообще говоря, а для данного конкретного случая - свои наиболее оптимальные значения и полностью согласованы друг с другом.

(Обратное же, совсем не верно: некие общие «объективные» представления об «идеальных» параметрах вторичных проявлений «качества звука», таких как, его тембр, его динамика, уровень в нём искажений или что-то там ещё, никогда не смогут позволить сделать – а, особенно, для данной конкретно установки - каких-либо далеко идущих предсказаний по поводу возможного уровня воссоздания «голографичности», основного по значимости, «стерео»-эффекта).

Соответственно, возможность использования подобного инструментария вторичных аспектов «качества звука» для получения максимального «стерео» эффекта в данном конкретном случае, а, в особенности, в случае данного конкретного помещения, должна предполагать наличие доступа к некому минимально необходимому набору настроек «на борту» любой домашней «стерео» системы.

В то время как, наоборот, отсутствие подобного набора настроек «на борту» подавляющего большинства выпускаемой в данный момент аудиотехники, причём, подчас, самой дорогой и «продвинутой» - это есть ни что иное, чем лишнее доказательство того, что не только массовые, но и даже самые «высокие» сегменты аудио индустрии постепенно начали совсем забывать свои корни и «из-за деревьев полностью перестали видеть лес».


Как бы там ни было, но как только мы смогли здесь соответствующим образом обозначить степень «голографичности» звукового поля, как основополагающего критерия качества наиболее «продвинутых» «стерео» систем - то есть, именно тех, которые воистину принадлежат к классу High End Audio – как тут же, я надеюсь, должны сразу начинать постепенно сходиться воедино и все мои предыдущие (вроде бы, как разрозненные до этого) рассуждения.

Во-первых, относительно процесса формирования индивидуальной способности «продвинутого» владения соответствующими «музыкальными языками», потом, зачем и кому может это может быть нужно, и, наконец, какова может быть во всём этом роль пресловутого High End Audio.


5. ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ «МУЗЫКАЛЬНЫХ ШАБЛОНОВ»


Начнём с того, что всевозможные научные исследования убедительно доказали то, что эффективность изучения новых иностранных языков значительно повышается при «трёхмерности» обучающего звука (будь то, язык «живого» преподавателя, или, скажем, уже достаточно давно существующие специально разработанные лингафонные системы, полностью воссоздающие через обычные наушники или обычные внутриканальные мониторы звук в «3D»).


{footnote #5: Как подтвердил это в своём интервью со мной в 2008-м году Lorr Kramer из компании «Smyth-Research», отправной точкой в реализации их серии продуктов «3-D-звука» через наушники - «Realizer» - и явилось, как раз, открытие этого чрезвычайно важного обстоятельства.}


Из этого факта вполне разумно предположить следующее: а именно, что при уже исторически сформировавшихся в голове «старых» языковых шаблонах, качество звука, похоже, перестаёт иметь уже какое-либо существенное влияние на полноценное восприятие неких «жанров» звуковой коммуникативной информации (e.g. «плохая связь по телефону»), в том числе и «привычных» музыкальных жанров (e.g. даже если звук «как из телефона» вы всё равно будете получать удовольствие от любимой музыки).

Тогда как для процесса формирования новых языковых шаблонов (включая и «музыкальные»), через которые реализуется беглое владение соответствующими языками, максимально возможное качество звука – основным проявлением которого является его «трёхмерность» - является самым важным параметром, влияющим на его эффективность.


Вполне возможно, что это повышение эффективности связано с тем, что в естественных условиях наш мозг привык иметь дело только с «трёхмерным» звуком, поэтому для быстрого формирования новых языковых шаблонов ему нужен непосредственный и «привычный для него» доступ ко всей совокупности соответствующих фонетических сигналов.


Иллюстрируя последнее утверждение насчёт повышенной эффективности процесса формирования новых «музыкальных шаблонов» через доступ к максимально высокому качеству звука, обосновывающую само право на существование High End Audio, я дальше привести пару примеров. Один из них – это его непосредственное подтверждение (правда, как бы, «с обратной стороны»), а второй – это краткое изложение собственного опыта соприкосновения с его практическим применением.

Во-первых, среди покупателей техники класса High End Audio мне никогда не доводилось встречать, скажем, не только ни одного из «серьёзных» академических музыкантов (которые формируют свои музыкальные шаблоны в консерваториях), но даже и, скажем, ни одного из завзятых знатоков-коллекционеров музыки (то есть, тех «меломанов», которые коллекционируют записи в рамках очень чётко определённых для себя жанров, чьи шаблоны, по-видимому, каким-то образом, уже давно и плотно «засели» у них в голове).

При этом совершенно очевидно то, что, как среди первых, так и среди вторых, довольно часто попадаются вполне состоятельные люди, которые вполне бы смогли себе позволить приобрести для личного использования какую-нибудь из по-настоящему «Хай Эндных» систем. Просто им, судя по всему, это абсолютно не нужно, так как, по-видимому, все необходимые им для жизни «музыкальные шаблоны» у них в голове были уже давно и прочно сформированы. Что же касается интереса в формирования каких-либо новых, то это им, скорее всего, просто не интересно.

Во-вторых, я много раз видел, как один из отцов-основателей High End Audio Арни Ньюделл (знаменитый глава компаний Infinity и Genesis Loudspeakers) всегда противился ставить на своих незабвенных аудио демонстрациях на всевозможных выставках «тупую» рок- и поп- музыку. Эти отказы всегда подразумевали то, что его по-настоящему «Хай-Эндные» системы были созданы совсем не для этого (теперь мы уже знаем для чего!), соответственно, поэтому он и всячески противился подобным попыткам «забивать гвозди с помощью микроскопов», предлагая посетителям выставки, взамен, окунуться в чарующие звуки классической музыки.


Таким образом, смысл настоящего High End Audio непосредственно заключается в удовлетворение потребности его адептов по обретению мастерства владения новыми для них «музыкальными языками», с помощью которых они смогут как можно более глубоко проникать – и на всё более и более «продвинутом» для себя уровне - в самые тончайшие нюансы смыслов самых серьёзных музыкальных мыслей наиболее выдающихся из композиторов, которые, в свою очередь, максимально «продвинуто» выражены на соответствующем музыкальном языке самыми выдающимися из музыкантов.

Позволяя таким образом подготовленным слушателям реализовать колоссальный потенциал собственного духовного развития, заложенный во всемирном наследии глубокой музыкальной культуры.



6. ОСОЗНАННОСТЬ (И ПОСЛЕДСТВИЯ ЕЁ ОТСУТСТВИЯ)


На протяжении многих лет я задавал своим многочисленным коллегам по «стерео»-цеху один и тот же вопрос: «Каково изначальное значение слова «стерео»?»

В ответ я всегда получал недоумённый взгляд: «…-??!... В смысле?!.»

Затем я ещё раз повторял свой вопрос: «Что означает само слово «стерео»»?…

… И за все эти годы никто, повторяю, никто, из многих опрошенных мною производителей аудио техники, включая ключевых персон из наиболее заслуженных в этом бизнесе компаний, а также, их дистрибьюторов, их дилеров, специализированных журналистов (!) и, соответственно, тем более, обычных покупателей аудио техники так и не смог мне дать на этот вопрос правильный ответ.

Это просто даже удивительно!

Все опрошенные, как правило, либо демонстрировали полное замешательство, либо, что было гораздо чаще, отвечали, что, дескать, «если «моно» означает «один» (канал воспроизведения), то «стерео», по-видимому, должно означать «два», не так ли?»

К сожалению, они всегда были неправы (см. выше).

И отсутствие понимания даже смысла самого базового названия того, с чем, как специалисты, так и конечные пользователи, должны были иметь дело, приводило все последние годы к отсутствию фокуса (sic!), как при оптимизации свойств аудио техники в процессе её разработки и производства, так и к похожему «замыленному взгляду» при оценке её «качества» звука», будь то, в рецензиях на аппаратуру, публикуемых на профильных ресурсах, или, тем более, будь то, в случае начитавшихся подобных материалов самих пользователей.


В ответ на подобное (за многие годы, крайне предсказуемое) замешательство я всем рассказывал старый анекдот на тему того, почему развалился Советский Союз:


«Из-за секретности работ, офицеры в ЦРУ не знали того, над чем работали их коллеги в соседних комнатах, британские офицеры в MI-6, из соображений секретности, не знали того, над чем работали их сотрудники за соседними столами, в то время, как «кэгэбэшники», из-за тотального режима секретности, даже не знали и того, над чем работали и сами».


Я обычно заканчивал эту мизансцену следующими словами: «К сожалению, сходным образом, в индустрии аудио, «затерев всуе» все основополагающие определения, мы, в конце концов, потеряли общее видение всех насущных проблем, то есть, как в той поговорке, мы «из-за деревьев» (неосознанных частностей) постепенно «перестали видеть лес (осознанных фундаментальных проблем)».

В ситуации «курицы и яйца», то есть, в соотношении между спросом и предложением на рынке самой высококачественной аудиотехники, отсутствие подобной осознанности – причём с обеих сторон рыночных «баррикад» – и послужило причиной постепенной эрозии чётких представлений о самой системе ценностей в High End Audio, что, в конечном итоге, и привело к тому, что оно в самые последние годы стало всё более и более неудачно «садиться между всех стульев».

А именно, с одной стороны, постепенно войдя в стадию полной амнезии по поводу изначального своего функционала, утилитарности и своей системы ценностей (в том числе и определяющих его основное качество - «качество звука»), домашнее High End Audio, с другой стороны, так и не смогло стать чем-то другим, например, тем же полноценным статус-символом (в силу хотя бы того, что те же колонки или, скажем, провода за многие тысячи долларов, на запястье, как дорогие часы, не наденешь).

Эта же неосознанность и послужила основной причиной постепенной коммерческой деградации всей этой индустрии (ежегодный общемировой оборот которой на пике её успеха оценивался примерно в пять миллиардов долларов), а также и её очевидного окончательного упадка в течении последних нескольких лет.


Таким образом, по истечении почти пятидесяти лет с момента своего зарождения, постепенно теряя «всуе» осознанность своей миссии, нынешняя индустрия домашнего High End Audio прошла полный цикл своего развития (и, соответственно, деградации – «ничто не вечно под луной»). И, в конце концов, превратилось в «генно-модифицированный» аналог своего vis-à-vis в лице крупных японских корпораций конца прошлого века, собственно, реакцией на неактуальность которых для истинных ценителей музыки той демографии, она, как раз, тогда и явилась.


В нынешних условиях – очевидно, значительно изменившихся с тех пор - настал черёд уже списывать в утиль и само домашнее High End Audio…


И в немалой степени потому, что в ситуации особо повышенного запроса на осознанность в среде наиболее «продвинутой» части изнеможённой чрезмерным «потребительством» новой демографии, исторически сложившаяся индустрия домашнего High End Audio осмысленно и убедительно ответить на этот запрос оказалась так и не в состоянии.



II. НАСТОЯЩЕЕ



7. ЭСТАФЕТНАЯ ПАЛОЧКА «СТАРОГО» HIGH END AUDIO


С технической точки зрения, для реализации нынешнего беспрецедентно высокого потенциала получения самого высокого «качества звука», сейчас настали самые лучшие времена за всю историю аудио индустрии. Наиболее перспективные технологии, особенно цифровые, шагнули далеко вперёд, любая музыка, причём и в форматах самого высокого разрешения, легко доступна «на кончиках пальцев», несмотря ни на что, всё ещё продолжает выпускаться аппаратура самого высокого качества. Вдобавок, на рынке скопилось громадное количество супер-высококачественного «second-hand’a» (который всё ещё абсолютно работоспособен на многие годы вперёд, и при этом, который можно приобретать «за сущие копейки»). Также, любая необходимая информация легко может быть найдена в интернете. И так далее…

И, тем не менее, сохраняется стойкое ощущение того, что «домашняя версия» High End Audio, как индустрия, доживает свои последние деньки.

Подробнее на эту тему можно прочитать здесь:

http://soundex.ru/stati/analitika/velikaya-audiofilskaya-tragediya-coda/


Если выделить здесь основные причины этого упадка, то для нас в данный момент наиболее актуальными являются три из них: недавняя смена технологий, недавняя смена демографии и произошедшее сравнительно недавно существенное повышение мобильности населения.

Соответственно, если предположить – а мы в этом абсолютно даже и не сомневаемся – что основной функционал и основное содержание «старой» (домашней) версии High End Audio остаётся по-прежнему востребованными, то совершенно актуальной – и в том числе, с коммерческой точки зрения -  может стать задача о том, как «передать эстафетную палочку «старого» домашнего High End Audio новому поколению аудиофилов».


По сути, также, как двадцать лет назад – в период «Золотой Эры» супер-высококачественной домашней аудио техники – когда мы все говорили только по «домашним» телефонам, а сейчас мы все говорим только по мобильным (причём, без какой-либо потери в качестве связи, а, наоборот, ещё и с существенно расширившимся списком дополнительных возможностей), точно также мы сейчас можем поднять вопрос и о том, чтобы перенести весь основной функционал и утилитарность High End Audio и все его очевидные изначальные достоинства с «домашней» платформы на «портативную» (опять же, не только без какой-либо потери в качестве коммуникации с музыкой, а, наоборот, и с постоянно расширяющимся списком дополнительных возможностей).

Подобному переносу крайне способствует и то, что, в «портативном» контексте, наиболее затратный и наиболее критичный компонент аудио системы – помещение для прослушивания - полностью исключается из контекста нового общего «уравнения звука», что должно, вне всякого сомнения, значительно повысить как удобство пользования, так и новое соотношение «цена/качество».

Именно поэтому, ни для кого не является секретом то, что соответствующее качество звука «портативных» аудио систем реализуется при в десятки раз меньших затратах, чем в случае абсолютно сопоставимых по качеству домашних.

Также, подобный перенос High End Audio на портативную платформу, наконец-то, позволит реализовать весь тот скопившийся на данный момент нереализованный потенциал самой индустрии высококачественного аудио в части её «демократизации» (с соответствующими коммерческими дивидендами), а также предоставит всем, кому это нужно, наконец-то, реальную возможность «соскочить с иглы» зависимости от почти полностью китайского производства (как и в своё время, возникновение, почти на 100% «Западной», индустрии домашнего High End Audio привело элитный сегмент аудио рынка во всём мире к успешному снятию страха перед «абстинентным» синдромом вследствие его полной зависимости от японских корпораций).



Существуют две основные причины, по которым нынешняя индустрия самой высококачественной аудиотехники пока не увидела этой новой возможности и пока не ставит подобной задачи перехода на портативную платформу.

С одной стороны, при, возможно, наличии самых лучших намерений, это происходит по причине полного отсутствия настоящего «Хай Эндного» опыта у типичных «портативных» фирм-производителей и их торговых представителей. Подавляющее большинство из них, как правило, приходят в самые верхние сегменты этого рынка, либо, из «ширпотребной» Потребительской Электроники, либо, из среды профессиональной музыкальной техники для выступлений на сцене. И именно потому, что они, как правило, «слаще хрена ничего не пробовали», с точки зрения недостаточного опыта работы со звуком наиболее выдающихся аудиофильских систем, то и качество их продукции всё никак не может подняться выше того уровня, который в своё время получил в среде «продвинутых» домашних аудиофилов удачное название «mid-fi».

А, с другой стороны, причина, по которой портативная аудио техника всё так и топчется на том же «mid-fi»-месте заключается в невероятной косности представителей старой формации домашнего High End Audio. Даже имея все соответствующие технические и прочие компетенции, а также и вполне адекватные производственные мощности, они всё ещё никак не могут для себя уяснить совершенно настоятельной необходимости (и, причём, срочной!) перестраиваться на «новую волну».


Тем не менее, как и полвека назад, когда несколько выдающихся личностей «с особым видением», которых, в буквальном смысле, можно было посчитать по пальцам (те же J. Gordon Holt, Harry Pearson, William Johnson, Mark Levinson, Jim Winey, Dan D’Agostino и другие), в течение нескольких лет создали «с нуля» целую индустрию «домашнего» High End Audio, так и сейчас мы стоим на пороге того, как некие наиболее прогрессивно мыслящие индивидуумы (вполне возможно, включая и нас самих) смогут, наконец-то, «передать эстафетную палочку истинной системы звуковых ценностей от “домашнего” High End Audio новому поколению «портативных» аудиофилов».

… И создавая при этом – как и их непосредственные предтечи это сделали пятьдесят лет назад – целую новую бизнес-индустрию, но, теперь уже, под новым условным названием, например, под названием, «The Portable High End Audio».


{footnote #6: J. Gordon Holt – основатель журнала «Stereophile»; Harry Pearson – основатель журнала «The Abso!ute Sound»; William Johnson – основатель компании «Audio Research Corporation»; Mark Levinson – основатель одноимённой компании; Jim Winey – основатель компании Magnepan,Inc.; Dan D’Agostino – основатель компании Krell Industries.}


{footnote #7: Необходимо здесь уточнить то, что используемое нами определение аудио систем как «portable» включает в себя два основных признака: во-первых, не только сам по себе очевидный признак мобильности подобного класса аудио систем, но также, что очень немаловажно, и признак способности подобных «портативных» аудио систем максимально изолировать слух пользователя от внешнего шума. Соответственно, например, так как подавляющее большинство самых лучших накладных наушников не подпадают под это определение в силу того, что они, как правило – «открытого» типа, то есть их принцип действия предполагает, наоборот, полное отсутствие подобной изоляции, то и аудио системы, основанные на использовании накладных «открытых» наушников, не могут являться, в силу данного определения, «портативными».}



8. ИСКРА НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ АУДИО ЭНТУЗИАСТОВ


Как и на пороге возникновения домашнего High End Audio много лет тому назад, когда питательной средой для его зарождения явилась среда «энтузиастов», которые, по Ницше, всегда считали, что «жизнь без музыки была бы ошибкой», и которые испытывали непреодолимую потребность в собственном духовном развитии через музыку, так и сейчас, два поколения спустя, есть все основания считать, что подобная среда не только жива и здорова, но и содержит в себе значительный потенциал для неуклонного и последовательного развития (как «вширь» по географии, так и «вглубь» по демографии).

Очевидными внешними подтверждениями существования подобных сообществ являются высокая активность на всевозможных специализированных интернет-форумах, а также «фестивали» как «домашнего», так и «портативного» звука, которые ежегодно собирают по всему миру десятки тысяч – а, возможно, и сотни тысяч - адептов «высококачественного звука».


{footnote #8: К последним, например, относится серия международных выставок под названием «CanJam», проходящая несколько раз в году под эгидой наиболее влиятельного в мире американского интернет-форума head-fi.org.}


Другое дело, что со всей этой публикой надо ещё работать и работать, и в том числе, не только развивая её представления о месте соответствующих инноваций на пути достижения их собственных целей, но и используя соответствующие методы её воспитания, предполагающего развитие у неё, как правило, «с нуля», необходимых базовых представлений о тех идеях, которые были заложены в изначальный фундамент High End Audio (особенно в части полной осознанности сложившегося сообщества «энтузиастов» не только относительно их собственных целей, но и относительно смысла понятия «качества звука» в контексте наивысшего класса аудио техники, неразрывно связанного с присущей этому классу основной утилитарностью, которая, в свою очередь, проистекает из его изначального образовательного функционала).

Пока же, традиционно сложившаяся группа производителей самой высококачественной портативной аудио техники даже и не пытается этого делать.

В своей массе, данные производители пытаются идти по пути наименьшего сопротивления, а именно, наоборот, через эксплуатацию «неосознанности» потенциальных покупателей относительно тех целей и задач, которые те перед собой ставят на пути своих неких личных достижений с помощью аудио техники.

Соответственно, как «неосознанность» потенциальных потребителей относительно самого смысла их увлечения «звуком», так и «неосознанность» их относительно «подноготной» самой индустрии Потребительской Электроники, ведёт к состоянию перманентной неудовлетворённости, испытываемой большинством из наиболее требовательных из них.

Однако, нынешняя «портативная» аудио индустрия совершенно цинично эксплуатирует это перманентное чувство неудовлетворённости своих покупателей изначально неполноценными и краткосрочными в использовании «mid-fi» продуктами через их «зуд» предвкушения от всё более и более новых (как правило, всё также, при этом, не менее неполноценных, но и всё более и более дорогих) и непрерывно продолжающихся – и, всё также, по-прежнему, полностью «не осознанных», а поэтому и практически бессмысленных - промежуточных покупок.


В то время, как, на наш взгляд, есть все основания считать состоятельной и совсем другую бизнес-модель, которая может быть основана, наоборот, как на «осознанности» потенциальных покупателей относительно основного функционала и утилитарности High End Audio, так и на их «осознанности» относительно причин, по которым предполагается долговременный цикл удовлетворённости использования данного типа продуктов.

А именно, вместо бесконечной череды «замены шила на мыло», может предлагаться долговременные в использовании предложения, основанные на крайне ограниченном модельном ряде, которые могут покупаться (в силу их абсолютного качества), что называется, «раз в жизни». И которые, при их относительно высокой цене, могут быть основой успешного развития подобной фирмы-производителя не столько «вглубь», заставляя покупателей включаться в постоянную «гонку вооружений» по смене их оборудования на новое (на которой многие из них, в конечном итоге, навечно «сходят с дистанции»), а сколько «вширь», то есть рассчитывая на последовательное расширение собственного рынка сбыта за счёт постоянно растущей репутации данной фирмы-производителя.


Основанная на заявлениях об ультравысоком качестве и долговечности, последняя бизнес-модель тут же невольно вызывает ассоциации со словом «люкс».

И, соответственно, возникает вопрос: не ставя под сомнение дальнейшее развитие рынка «энтузиастов» звука, а может ли этот новый класс портативной техники, каким-то образом, намного более плотно, чем когда-либо это было с домашним аудио, соприкасаться с рынком «люксовых» товаров?

Если это, действительно, так и есть, то такая связь должна быть не столько вследствие его относительно невысоких – для «люксовых» рынков – цен, сколько в силу намного большего, чем в случае «комнатного» аудио оборудования, там на него спроса.



III. БУДУЩЕЕ



9. «ИЗ ИСКРЫ ВОЗГОРИТСЯ ПЛАМЯ…»


История фирм-производителей домашнего High End Audio старой формации всегда была отмечена их постоянно не прекращавшимися попытками избавиться от чувства клаустрофобии, неизменно возникавшего у них из-за постоянно сужавшихся пределов их рынка сбыта, который исключительно полагался на сиюминутные причуды «энтузиастов звука».

И несмотря на обилие вопиющих провалов (как, например, когда фирма Krell пыталась привлечь на свою сторону сомнительного «качка» и дамского угодника, «засветившегося» в эротических фильмах, Fabio), кое-кому из них, всё-таки, удавалось провернуть этот фокус. Например, когда их аппаратура, через эксклюзивные салоны аудио техники, попадала (по совершенно разным причинам) в дома людей, хоть, и обеспеченных, но, тем не менее, крайне далёких от сильного увлечения, как музыкой, так и, как таковой, аудио техникой.

Вершинами успеха подобных попыток явились лишь только те редкие случаи, когда крупные автопроизводители (например, как Lexus, Acura или Bentley) лицензировали названия этих компаний (соответственно, Mark Leninson, Krell или Burmester) для аудиосистем в собственных автомобилях.

Что же касается нечастых попыток «Хай Энд»-производителей расширить свой рынок сбыта через «заходы» в крупные сети по продаже электроники, то они также всегда заканчивались ничем в силу ряда очевидных причин, основной из которых было то, что потребителей подобной продукции – слишком мало, и соответственно, они всегда были «слишком далеки от народа».

Однако, путь к коммерческому масштабированию своей деятельности для тех компаний (изначально все они были из категории «гаражных»), которые всё же делали подобные попытки, тем не менее, был всегда связан с первоначальным зарабатыванием своей репутации исключительно на рынке «энтузиастов». В последующем, этот первоначальный успех мог быть незначительно распространён и за пределами исключительно аудиофильского рынка.


Но повторить уникальные достижения лучших времён «Bang and Olufsen», с их прямым «заходом» на очень значительные продажи в намного более широком элитном сегменте звуковой техники «для обычных людей», больше в индустрии домашнего High End Audio так никому и не удалось. Кстати говоря, подобные же попытки выйти в элитные сегменты аудио рынка, предпринятые в прошлом такими гигантами из Юго-Восточной Азии, как Sony, Samsung и прочими, точно также все заканчивались ничем.


{footnote #9: Строго говоря, «B&O» ни с какой стороны не имеют никакого непосредственного отношения к High End Audio, хотя бы даже в силу отсутствия в их концепции, в их технических решениях, в их промышленном дизайне, а также и в их маркетинге, пусть даже какой-либо минимально ощутимой корреляции с провозглашаемым вверху его изначальным основным функционалом и утилитарностью.}


С другой стороны, любые попытки производителей домашнего High End Audio выходить на прямые продажи на чисто «люксовых» рынках также всегда и везде заканчивались ничем.

Основная причина, по которой всё это так и происходило, непосредственно связана со специфическим распределением типичных приоритетов «респектабельной» публики по отношению к тем затратам сил, свободного времени, денег, а самое главное – затрат на «квадратные метры» «жилплощади», которых бы потребовало получение серьёзных личных отдач, тем более, ещё и, как правило, при отсутствии прямой заинтересованности в тех отдачах, о которых может идти речь в контексте декларируемой здесь основной функциональности High End Audio.


Именно по причине повсеместной нехватки этих «квадратных метров», по сравнению с индустрией домашнего аудио, в случае его портативной версии, перспективы для прямого «захода» на «люксовый» рынок можно оценить, как принципиально более оптимистичные.

Тем не менее, скорее всего, этот «заход», опять же, как и в случае домашнего аудио, сможет стать реальностью только после первоначального зарабатывания соответствующей репутации на рынке «энтузиастов».

Также, необходимо отметить и то, что вследствие персонального использования, в случае портативных аудио продуктов отпадает и одно из самых фундаментальных препятствий распространения домашних High End Audio-систем на всём протяжении его истории под названием «Wife Acceptance Factor» («Фактор Получения Одобрения от Жены»).

Прямой «заход» на «люксовые» рынке с подобной High End Audio продукцией всегда был чреват опасностью «угодить между всех стульев». Так как «люксовые» рынки, несмотря на некую ауру безупречного исполнения, в своём наборе потребительских свойств, определяющих «качество» их продуктов, исходят, прежде всего, из подтверждения соответствующего статус-символа как основного приоритета. Соответственно, предполагающаяся интеллектуальная составляющая потребления значительного числа «люксовых» продуктов, за крайне редкими исключениями, сведена там к конкретно этому минимуму.

Поэтому необходимо всегда помнить о том, что для успешного позиционирования «люксовых» продуктов, претендующих даже на самые минимальные интеллектуальные составляющие – скажем, как в случаях элитных спиртных напитков, сигар и прочего – всегда требуются не только особо удачное стечение обстоятельств, но и, как правило, (крайне затратная) чрезмерно долговременная и последовательная стратегия. С тем, чтобы, с одной стороны, не пытаться попусту «переть со свиным рылом в калашный ряд», а с другой, чтобы, также зазря, даже и не пытаться «метать бисер перед свиньями».

Эта стратегия должна исходить из всех перечисленных здесь обстоятельств.

То есть, не только из образовательного функционала и прикладной утилитарности, изначально присущих High End Audio, не только из учёта последних изменений в технологиях, демографии, образе жизни, а также в социо-политических контекстах, но и исходя из всё большего запроса на «осознанность» в среде потенциальных покупателей.


И тогда, в отличие от домашнего High End Audio, переживающего сейчас период своего заката из-за, наоборот, полного игнорирования всех этих последних изменений и запросов, есть все основания рассчитывать на то, что, при правильном подходе, из его изначальной «искры» пятидесятилетней давности, пронесённой в этот переходный период на соответствующую продукцию портативного High End Audio, может вполне «возгореться пламя».

Под этим мы имеем ввиду не только бурное распространение нового класса аудио продуктов в среде «энтузиастов», но и активный дрейф подобных продуктов на всевозможные уместные параллельные рынки. На рынки, изначально крайне далёкие от «пассионарного» энтузиазма настоящих аудиофилов, и которые до сих пор оставались недоступными – по всем только что указанным причинам – для реально «серьёзных» аудио продуктов.



[Фотография, из его серии «Танцующие Цвета» сделана швейцарским фотографом Fabian Oefner. Он нанёс краски разных цветов на поверхность акустического динамика и сделал снимки того, как звуковые волны заставляют эти пигменты разлетаться по воздуху по всем трём измерениям.]




29.01.2019 // Автор:  (Bigmisha) // Просмотров:  1454

Возврат к списку