BLOG #51R. Небольшое Напоминание о Большом Моменте в Нашей Истории

StereopravdaStereopravda

BLOG #51R. Небольшое Напоминание о Большом Моменте в Нашей Истории

Также в ознаменование Третьей Годовщины нашего проекта StereoPravda SPearphone, я, всё же, решил напомнить о том, с чего он начинался, и решил - наконец-то! - перевести на русский язык и здесь опубликовать "основополагающее" интервью, которое я дал ровно три года назад Главному Редактору американского журнала Widescreen Review (и моему дорогому другу) Гари Риберу.

Искренняя поддержка моим идеям со стороны Гари явилась тем ключевым фактором, который придал мне, наконец, решимости всё-таки начать осуществлять наш проект.

Ссылка на изначальную версию этого интервью:

http://stereopravda.com/upload/iblock/978/97801afc884956320083a1237cfe7ffb.pdf

(упоминаемые в этом интервью наши модели "SB-2" и "SB-3" сейчас называются, соответственно, "SB-7" и "SB-7A"):



Внизу находится его русский перевод.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Миша Кучеренко – интервью On-Screen
Гэри Рибер

Миша Кучеренко, или по-дружески «Big Misha» в кругу близких знакомых – один из моих лучших друзей и наставников, человек с огромным опытом эксперта и трепетным отношением ко всему, что касается «звука». Во время моих последних трёх посещений России он был переводчиком на моих презентациях на тему аудио и домашнего кинотеатра. Миша более двух десятилетий занимается High End Audio, и его компания StereoPravda является одним из лидирующих дистрибуторов аудио и видео аппаратуры в России.

Хотя я предпочитаю закрытые наушники для мониторинга живых записей джазовых оркестров и открытые – для домашнего прослушивания музыки, я должен признаться, что получил сильнейшее впечатление от внутриканальных мониторов Миши SPearphone SB-1, которые теперь использую не только в качестве портативных, но и для мониторинга живых записей.

Например, когда слушаешь эти наушники в системе объемного звука с процессором Smyth R8 «Realiser», звук в них хорошо сбалансирован и отличается высочайшим разрешением, динамикой и ясностью, безупречной передачей локализации и пространства. При правильной установке мониторов в ушных каналах получается полновесный низкий бас с отличной артикуляцией. Фильмовые треки с подчеркнутым басом звучат мощно и убедительно, с великолепной атакой и поразительной глубиной по нижним частотам. Нюансировка цимбал и барабанных щеточек воспроизводится чисто и отчетливо, а атака, резонансы и затухания любых перкуссионных инструментов [в этих ушных мониторах] предельно убедительны.

По локализации образов в пространстве внутриканальные мониторы SB-1 не уступают основной эталонной редакционной системе Widescreen Review с акустическими системами Magnepan и вызывают глубокое впечатление погруженности слушателя в звуковое пространство. Источники звука ощущаются вне головы и [SB-1] предельно точно локализуют диалоги, вокал, инструментальные соло по фронту сцены, а мощные трехмерные звуковые эффекты четко занимают положение в соответствующих боковых и задних каналах. Таким образом, SB-1 обеспечивают абсолютно вовлекающее звучание референсного уровня.

Полный звуковой спектр внутриканальных мониторов SB-1 отлично сбалансирован по великолепной середине, низкому басу и деликатной высокочастотной области. Резкость высоких частот, часто наблюдаемая с другими ушными мониторами, здесь не имеет места. Напротив, полноценная сбалансированность в пределах всего звукового диапазона совершенно очевидна. Низкий бас не давит на уши и не размывается, воспринимаясь естественно. Звук полнотелый, теплый, глубокий и нисколько не утомляющий, с хорошо выраженными динамическими контрастами. Звуковая сцена широкая и глубокая, с четким эшелонированием и источниками звука, которые позиционируются вне головы. Масштабы звуковых образов не нарушены, все воспринимается исключительно достоверно.

В общем, SB-1 звучат просто очаровательно благодаря четкой артикуляции и ровной отдаче по всему звуковому спектру.

Ниже приводится интервью с Мишей Кучеренко, обладающим большим опытом бывалого аудиофила, на тему портативного аудио и разработки SB-1.



Гэри Рибер, Widescreen Review: Как Вы пришли к идее разработки портативных ушных мониторов аудиофильского уровня?


Миша Кучеренко: Тому было несколько причин. Во-первых, сам стиль моей жизни всегда стимулировал интерес к портативному аудио. Я провожу очень много времени в общественном транспорте, а также во всевозможных поездках и перемещениях, и музыка всегда помогала мне не тратить время зря.

Во-вторых, каждый аудиофил рано или поздно подхватывает «бациллу» мании поковыряться в системе. Мне кажется, это скорее не заразная эпидемия, а сам смысл существования High End Audio. В своем эссе по музыкальной школе Marlboro-College в книге «Listen To This» (в переводной русской версии) Алекс Росс упоминает знаменитого пианиста и светского льва Рудольфа Серкина, имевшего «склонность к бесконечному стремлению к совершенству, которое было выше формального перфекционизма, что и составляет истинный смысл возвышенных и самых искренних побуждений». В моем случае «возвышенные и самые искренние побуждения» также искали выход. Который и вылился в мои более чем 20-летние опыты с домашним аудио.

Достигнув определенного уровня в экспериментах со своими собственными домашними аудио системами – последняя из которых представляла из себя колонки Apogee «Grand», электронику от Audio Research и Manley, цифровые источники MSB и кабели Stereolab - я понял, что дальнейшее движение по пути улучшения «большого» аудио потребует от меня и нового уровня финансовых вложений, которые на тот момент я уже бы не смог себе позволить. Если в «малом» аудио можно получить достаточно существенные улучшения качества звука, потратив, скажем, сто долларов, то аналогичный по масштабам прогресс [на сложившемся у меня уже уровне качества звука] в «большом» потребует у меня, по крайней мере, в сто раз больше.

Третья причина [моего живого интереса к портативному аудио] заключалась в том, что я имел возможность заниматься экспериментами с ушными мониторами на своём кухонном столе, расходуя при этом минимум средств на необходимый инструментарий. При этом, в силу нынешнего отсутствия собственных необходимых материальных ресурсов, я бы не мог даже мечтать о том, чтобы затеять подобный новый проект с «большой» аудио системой.

И четвертая, пожалуй, самая главная, причина заключается в том, что я столкнулся с очевидными врожденными недостатками обычных и внутриканальных наушников. Как профессиональный аудиофил, я всегда отдавал себе отчёт в том, что, если всей цепочке от производителя до потребителя дать возможность «устояться» во времени, то тогда внутренние свойства любого продукта будут полностью соответствуют «внутренним свойствам» всех участников этой цепочки, то есть, их системе ценностей, их убеждениям и их человеческим качествам [что называется, «яблочко от яблоньки далеко не падает,,,»].

Поэтому, необходимым условием самого существования любого «чистопородного» компонента должны являться «чистопородность» всех – без исключения - звеньев подобной цепочки.

Если коротко, то на протяжении всего своего существования, производители домашней аудиофильской продукции поставляли ее аудиофилам-потребителям сугубо через аудиофильских дилеров.

В то же самое время, и даже по истечении восьми лет с того момента, как я начал этот проект по созданию собственных портативных продуктов, я до сих пор так и не вижу среди «достойных» производителей, скажем, тех же ушных мониторов стремления удовлетворить запросы «истинных» аудиофилов через цепочку «истинных» аудиофильских дистрибьюторов и дилеров.

То есть, даже самые выдающиеся производители останавливаются на уровне не более, чем «формального перфекционизма», упомянутого в цитате Серкина вверху, при этом, не имея ни малейшего намерения (или средств) подняться выше этого уровня [и, соответственно, то же самое можно сказать и об их представителях, которые непосредственно участвуют в формировании того спроса, о котором тоже, если и можно что-то сказать, то тоже самое].

Лучшие образцы стационарной электроники для наушников, соответствующего дополнительного оборудования и стационарных систем с головными телефонами полностью следуют «домашним» аудиофильским эстетическим шаблонам и претензиям «по звуку», в то время как подавляющее большинство портативных наушников и ушных мониторов до сих пор серьезно нуждаются в по-настоящему «породистой» аудиофильской «цепочке», которая должна состоять из полностью соответствующих такой «породе» «звеньев» разработок, производства, дистрибуции и конечной реализации.

Как я уже заметил вверху, и это продолжают подтверждать раз за разом мои многочисленные посещения всевозможных выставок портативного аудио, типичной аналогией образующегося в качестве звука «горлышка от бутылки» в лице портативных наушников/ушных мониторов, причём, образующегося даже при сочетании с самой что-ни-на-есть лучшей портативной электроникой, может быть, скажем, ситуация, при которой, самые обыкновенные «мид-фаешные» полочные колонки самого среднего уровня подключили бы к самому замечательному однотактному ламповому усилителю на триодах прямого накала, а также к самому дорогому цифровому источнику. И, каким бы преувеличением это и не показалось на первый взгляд, данная аналогия пока продолжает работать, так как в настоящее время альтернативы уровню звука «полочных «mid-fi» колонок весьма среднего пошиба» в области портативных наушников/ушных мониторов пока так и не существует, причём, в силу только того, что на свете пока практически нет производителей подобного оборудования которые бы захотели выпускать данные изделия в духе «от аудиофилов для аудиофилов». Почему так происходит именно в портативном аудио  - это отдельная тема для разговора, но для меня – это вполне удачный пример обратной стороны рыночной экономики.

Вследствие чего я и решил попытаться заполнить этот пробел своими силами. Как минимум, для самого себя, а, возможно, и не только, принимая во внимание, насколько сильно изменился [в сторону чрезвычайной мобильности] образ жизни за последние 20 лет.

Соответственно, пока наш проект проходил одну за другой стадии разработки и реализации, и на фоне массовой потери интереса широкой аудитории к домашнему High End Audio, оформилась и пятая причина моей миграции в мир портативного аудио: возникла цель «передать эстафетную палочку» ценностей «старого» High End Audio новому поколению [«портативных»] аудиофилов, тем из них, кому далеко не безразлично качество воспроизведения музыки, при этом, мобилизуя все наши собственные уникальные для данной области подходы и технические средства.



WSR Рибер: Что именно, Вы понимаете под портативным аудио?


Кучеренко: В первую очередь, портативное аудио – это «то», что можно носить на себе физически, т.е. это полностью автономная система с питанием от аккумуляторов а, во-вторых, я определяю портативное аудио имеющейся в данной системе возможностью эффективно изолировать ухо от внешнего шума.

Исходя из этого, наушники «открытого» типа или ушные мониторы, не обладающие свойством достаточной акустической изоляции, я не причисляю к разряду портативного аудио.



WSR Рибер: Почему энтузиасты [домашнего] High End Audio не воспринимают портативное аудио достаточно серьезно?


Кучеренко: На фоне нескольких по-настоящему великолепных моделей «стационарных» наушников, не вписывающихся в портативный сегмент, то, что присутствует внутри этого сегмента, вряд ли может удовлетворить запросы «домашних» аудиофилов. Повторюсь: насколько серьезно, с точки зрения «настоящего» аудиофила, можно относиться к качеству звука, исходящего от среднего пошиба «mid-fi»-колонок?!

В то же самое время, если вы можете себе позволить приличную домашнюю аудиофильскую систему, лично я, вообще, не вижу особого смысла в стационарной системе с наушниками, как обычными, так и внутриканальными.

В области же портативных аудио систем, которые слушают «на ходу», выбор для «домашнего» аудиофила очень невелик. Это типичная ситуация «курицы и яйца». При отсутствии предложения, естественно, нет и серьезного спроса (и наоборот).

Чтобы разорвать этот порочный круг в сегменте портативных излучателей и получить основания апеллировать к «настоящим» аудиофилам, то та же индустрия ушных мониторов должна предпринять ряд радикальных шагов, чтобы вырваться за пределы нынешней «зоны (весьма) среднего качества».

Хотя, на самом деле, я думаю, что в данный момент соответствующий сегмент индустрии Потребительской Электроники, в-целом, на это не способен.

На это способны скорее отдельные мелкие предприниматели. В домашнем High End Audio всем известно, что чем больше производитель, тем менее вероятно, что он создаст изделие самого выдающегося качества, и наоборот: чем мельче производитель, тем это более вероятно. И появившиеся недавно на рынке исключительные по качеству «открытые» наушники такой крошечной компании, как Abyss, показывают пример того, как можно произвести огромное впечатление на «на настоящих» аудиофилов.

Хотелось бы видеть похожие усилия и со стороны производителей портативных моделей, (возможно, тех же ушных мониторов), чтобы истинные энтузиасты звука адресовали бы свою портативную продукцию таким же энтузиастам-покупателям, и тогда «истинные» аудиофилы «предыдущего поколения» её бы обязательно заметили.

Если получение удовольствия от музыки входит в число ваших основных приоритетов, то портативная аппаратура в сравнении с домашним аудио скорее сейчас даже выигрывает по её актуальности. Здесь я имею ввиду объективное сопоставление этих двух систем не только по качеству звука, но и по тому количеству времени, которое вы можете потратить на получение удовольствия от музыки и на расширение вашего музыкального кругозора, особенно если вы житель большого города.

Мы не должны забывать того, что сама «тема» High End Audio появилась в те времена, когда вы вряд ли бы смогли засунуть себе виниловый проигрыватель в карман и ходить с ним по улице, вдобавок, чтобы получить приличное звучание от такой «портативной» системы, вам пришлось бы ещё и носить на себе автомобильный аккумулятор. В то время единственным местом, где вы могли получить хороший звук, был ваш дом. И точка. Но ведь – по Боб Дилану - «Времена меняются…». И я абсолютно уверен в том, что, например, ЦАП в портативном плейере, который я на данный момент использую, по звуку превосходит стационарные/домашние ЦАП'ы подавляющего большинства из тех, кто сейчас читает этот материал.

Лично для меня выбор очень прост: жизнь слишком коротка, чтобы пренебречь массой удовольствия от музыки, которое может дать вам портативная аппаратура, особенно, в свете последних технологических прорывов в цифровой технике и возможной ёмкости аккумуляторов, не говоря уже о развитии самой музыки как направления искусства.

Когда я слушаю свою портативную систему, то я полностью отдаю себе отчёт в том, что, по сравнению с полномасштабной домашней системой я не ощущаю никаких потерь в плане восприятия музыки. Поэтому я практически и прекратил использование «больших»/домашних аудио систем. Если бы это было не так, и мне бы чего-то сильно не хватало при портативном прослушивании музыки (как это было в самом начале моей работы над проектом внутриканальных мониторов), то я бы тогда, всё же, время от времени, запускал бы свою собственную домашнюю систему. Но чем больше я слушаю портативный тракт и чем более продвинутым он становится, тем меньше у меня остается оснований продолжать пытаться выдавить последние «капли» качества звука из систем, подключенных к электрическим розеткам.

Да, конечно, портативная система не дает тактильного ощущения движения больших объемов воздуха в комнате (и не заставляет соседей стучать по батареям отопления), и звуковая сцена передо мной не простирается на достаточно большую глубину, но… при использовании «портатива» отсутствует негативное влияние акустики помещения, нет проблем со стоячими волнами и отражениями в комнате. А музыкальное разрешение у хороших ушных мониторов даже выше, чем у больших колонок.

И всё это при осознании того, насколько может быть выше «экономический коэффициент полезного действия» портативных систем, причём, даже в «чисто» аудиофильской терминологии, а уж об экономической стороне дела тут, вообще, лучше и не вспоминать…



WSR Рибер: По каким причинам портативное аудио является привлекательным для настолько широкой аудитории?


Кучеренко: Повторюсь еще раз: «Времена меняются…» Новое поколение не имеет тех же психологических фиксаций, которые свойственны людям старшего возраста. Молодежь не видит особого «кайфа» в обладании дорогими «музыкальными ящиками» разбросанными по полу всей гостиной.

Тем не менее, хотя интерес к музыке, как к чему-то сакральному в целом стихает, всё же, по-прежнему появляться на горизонте (хоть, увы, и редко…) индивидуумы, которые продолжают считать, что «Жизнь без музыки была бы ошибкой».

Но эти немногочисленные «чудаки» уже больше не собираются под «зонтиком аудиофилии». Напротив, некоторые аудиофильские догмы, особенно «Закон Убывающей Отдачи» и «Лучше Меньше, Да Лучше», их отпугивают.

И все же они вполне способны допустить мысль о том, что «продвинутое» слушание музыки им может приносить много радости в жизни, а также стимулировать их собственное духовное развитие.

Такие индивидуумы могут происходить из любых поколений и любых социальных слоев.

Способность глубоко воспринимать музыку является приобретенным качеством, в формировании которого очень важную роль сыграли старые технологии. Любой преподаватель вам скажет, что «гораздо легче обучить чему-то новому, чем заставить забыть старое». Поэтому меня совсем не удивляет нежелание закоренелых аудиофилов старой формации оценить преимущества портативного аудио, поскольку при этом возникает необходимость осваивать новые навыки. Подавляющее большинство из них не видят в этом ничего полезного для себя. Вместо этого они продолжают цепляться за старые технологии, и по этой причине воспринимают как должное те финансовые жертвы, которые требует от них продолжающееся увлечение домашним High End Audio.

Для подавляющего же большинства обычного населения, не зараженного «бациллой» аудиофилии – тех простых смертных, которые не желают или не могут тратить много времени, усилий и материальных средств «на звук» – высококачественные портативные аудио системы [или, в крайнем случае, стационарные наушниковые системы] являются единственно возможными средствами максимально приблизиться к звуковой Нирване.



WSR Рибер: Чем объясняется рост рынка портативного аудио? Почему он растет именно сейчас?


Кучеренко: Меняется стиль жизни, экономическое положение, демография, технологии, и все это вместе оказывает влияние на этот рост.

Кроме всего прочего, домашнее High End Audio «прострелило себе ноги» тем, что изначально отвергло принятие каких-либо фундаментальных и общепринятых стандартов. Конечно, позиционирование себя на стыке техники и искусства позволило этой индустрии на протяжении многих лет публиковать массу красочной прозы в прессе, которая, в свою очередь, помогала продавать значительные объемы сомнительной продукции, но в долгосрочной перспективе, без следования каким бы то ни было научно обоснованным стандартам всеми игроками рынка, такое положение свело на нет любые перспективы дальнейшего роста. За исключением немногочисленных примеров положительной динамики развития современных цифровых устройств, с точки зрения качества звука, будущее High End Audio оказалось в его прошлом.

А именно, подавляющее большинство моделей домашнего аналогового оборудования и акустических систем, скажем, 20-летной давности имели значительно более высокое качество и, при этом, стоили значительно дешевле (даже с учетом инфляции) того аналогичного оборудования, которое производится в настоящее время.

Между прочим, хороший пример противоположного свойства – это видео. Жесткие стандарты качества изображения позволили индустрии видео демонстрировать поразительный прогресс от года к году, причём, совершенно очевидный для всех.

Без общепринятых стандартов домашнему аудио не оставалось ничего, кроме как топтаться на одном месте, не имея ни малейшей возможности прогнозировать своё развитие на будущее, и когда некоторое время назад на рынке начались всевозможные тенденции к худшему, никто из участников этой индустрии совершенно не понимал, как же к ним нужно адаптироваться.

Портативное аудио всегда существовало параллельно индустрии домашнего аудио. Отсутствие, в последнее время, своевременных привлекательных и уместных предложений со стороны домашнего аудио, наряду со всеми последними технологическими порывами, изменениями демографии и стиле жизни, а также атомизация общества, активно стимулируемая «сильными мира сего», также играют важную роль в увеличении популярности портативного аудио.



WSR Рибер: И какое же тогда место остается для энтузиастов [домашнего] High End Audio, а также для [домашнего] видеофильского рынка?


Кучеренко: Я не вполне уверен насчет видеофильского рынка, но то что рынок аудиофильской  [домашней] продукции определенно падает видно невооружённым глазом.

Без каких-либо коренных изменений по всей цепочке от производителей и до потребителей нет никаких оснований надеяться на его следующее возрождение. Но это - отдельная тема.

Два года назад я написал обращение, посвященное этой проблеме, которое было опубликовано Полом МакГованом на сайте его компании PS Audio.

Ни одна из проблем, затронутых в этом обращении, до сих пор не решена, и поэтому я не вижу каким образом ситуация на рынке высококачественного аудио в будущем сможет сама по себе улучшиться.

Феномен High End Audio привязан к определенному поколению, и поэтому для того чтобы справиться со всеми демографическими и прочими изменениями, необходимо принимать их во внимание и адекватно на них реагировать. Но вместо этого все «зарывают головы в песок».

Приоритеты High End Audio сместились от апеллирования к истинным любителям музыки до придания всему этому некого статус-символа. Однако, при этом нужно не забывать о том, что вы не сможете носить, скажем, колонки или дорогие кабели на запястье своей руки.



WSR Рибер: Каковы основные отличительные особенности звучания качественных динамических, изодинамических и электростатических моделей наушников?


Кучеренко: Я бы сказал, что здесь уместна аналогия со сравнением звучания динамических, изо-динамических и электростатических колонок.
Те, кто знакомы с этими типами акустических систем, могут легко экстраполировать эти различия на звучание соответствующих наушников и ушных мониторов.

В целом, изо-динамические наушники находятся где-то посередине. Они приближаются по звуковому разрешению «вверху» частотного диапазона к электростатическим (хотя обычно и не достигают его полностью), а по динамике и «напору», они, пожалуй, всё же, ближе к динамическим системам (хотя, опять же, не совсем до конца).

Как правило, электростатические наушники дают наилучшее разрешение по верхним частотам, но ограничены по артикуляции баса и отдаче на самых низких частотах, что особенно ощутимо на популярной музыке.

Динамические же наушники отлично справляются с динамикой и звуковым давлением, но, как правило, уступают электростатическим в разрешении по ВЧ.

Однако, необходимо отметить то, что с электростатическими наушниками можно получить намного более реалистичный по весомости звук, чем можно получить от типичных электростатических колонок в помещении.
[Кстати говоря] Если же попытаться описать звучание конкретных ушных мониторов, то необходимо соблюдать определенную осторожность по ряду причин.

Во-первых, их звучание полностью определяется их положением в слуховых каналах, и, при этом, с точки зрения возникающего качества звука, степень изоляции от внешнего шума также очень критична.

И, во-вторых, если звучание обычных головных телефонов более или менее «объективно» с налетом субъективных предубеждений, то звучание ушных мониторов – это «субъективизм» в квадрате, то есть, кроме этого же «налёта субъективных предубеждений», вдобавок ещё, и никто не сможет описать их звук в конкретном ушном канале, кроме тех, у кого они в данный момент воспроизводят музыку (принимая во внимание весь разброс в индивидуальной анатомии и позиционирования УМ, а также степень достигнутой изоляции от внешнего шума).

Электростатических и изо-динамических ушных мониторов пока что (можно сказать) не существует, поэтому все ушные мониторы (практически) представлены двумя основными типами: это -  те, чей принцип действия основан на использовании динамических излучателей, и те, которые используют «Балансно-Арматурные» динамики.

В общем и целом, динамические ушные мониторы крупнее, и их физические габариты не позволяют полностью размещать их в слуховых каналах, особенно когда «на борту» УМ находится несколько подобных излучателей.

Полный каталог «Балансно-Арматурных» ушных мониторов огромен. Некоторые из них достаточно малы для полного размещения в слуховых каналах. Модели на основе технологии «Балансно-Арматурных» излучателей могут разделяться на несколько подвидов: некоторые из них рассчитаны на размещение снаружи слуховых каналов, другие – внутри, при этом каждый монитор может содержать до 12 и более отдельных излучателей, которые, в свою очередь, могут быть включены в двух- или трехполосные схемы с пассивными или даже активными разделительными фильтрами.

В целом, «Балансно-Арматурные» излучатели более дорогие чем динамические, но и обладают более высоким звуковым разрешением. Динамические же излучатели, хоть, и могут посоревноваться с «БА-динамиками» по разрешению, но обычно они, всё же, требуют значительно большего физического пространства для своего размещения внутри корпуса УМ.

С очень немногочисленными исключениями, самый верхний сегмент ушных мониторов занят исключительно продуктами, сделанными с использованием «БА-технологии». Динамические излучатели обычно используются в менее дорогих моделях, а иногда в комбинации с «Балансно-Арматурными», как правило, играя роль «сабвуферов» для поддержки баса.

Принимая во внимание то, что речь [в этом интервью] идет, в-основном, о применении конкретных продуктов для целей портативного аудио, на самом деле, мы имеем всего два варианта на выбор: «закрытые» динамические или изо-динамические наушники, а также изолирующие ухо от внешнего шума ушные мониторы. Электростатические наушники остаются за бортом из-за специфических требований на питания и принцип усиления, в силу чего они больше подходят для стационарных систем, которые включаются в розетку сети переменного тока. Всевозможные же «открытые» наушники нам здесь также не подходят по причине того, что они не обеспечивают изоляцию от внешнего шума.

На мой взгляд, ушные мониторы на основе «Балансно-Арматурных» излучателей – это на данный момент единственный вариант, подходящий для высококачественного портативного аудио.
Во-первых, потому, что на данный момент мне пока не удалось услышать «закрытых» динамических или изодинамических наушников, которые бы звучали лучше УМ использующих «БА-динамики».
Во-вторых, оба этих вида наушников, как правило, обладают слишком низкой чувствительностью для того, чтобы работать с портативным плейером без специального усилителя.
И, в-третьих, одиночный «Балансно-Арматурный» излучатель или группа подобных излучателей, помещенные глубоко в слуховой канал, значительно выигрывают по эффективности звукового излучения, а также позволяют [что немаловажно] (в конструкциях с несколькими излучателями) использовать двух- или трех- полосный пассивный или даже активный кроссовер, который обеспечивает больше гибкости и возможностей по настройке окончательного звучания данного УМ.

Самые лучшие «закрытые» большие наушники, а также ушные мониторы на основе динамических излучателей - из-за физических габаритов компонентов и технологических ограничений последних - до сих пор, как правило, используют не более одного излучателя на канал, в связи с чем они не обладают той же гибкостью всевозможных настроек звучания, какой обладают модели с несколькими «Балансно-Арматурными» излучателями.



WSR Рибер: В чём Вы видите основные различия при создании «бескомпромиссных» продуктов, как в контексте давно сложившейся системы ценностей высшего сегмента домашнего аудио, так и в контексте сложившейся на данный момент системы ценностей его портативной версии?


Кучеренко: Поскольку продукция High End Audio балансирует на грани техники и искусства, её характер, по определению, формируется её связью с проявлением именно индивидуальной творческой энергии. Поэтому-то мы так часто и встречаем версии «Signature» у многих производителей домашнего аудио, и также вследствие этого же обстоятельства личность «автора» подобной аппаратуры играет определяющую роль в ее создании и продвижении на рынке.

Личность автора, его видение, его система ценностей и исповедуемая им идеология широко пропагандируются для стимулирования интереса к изделиям его компании.

Фактически, основной особенностью домашней аппаратуры High End Audio как раз и является упор на персонификацию. Это именно то, что отличает ее от «mid-fi»/«мэйнстрима», и именно поэтому так часто можно увидеть фамилии конкретных создателей на лицевых панелях этой техники.

В зоне же «мэйнстрима» все изделия анонимны, мы не знаем конкретного автора, стоящего за той или иной моделью, не знаем его мнения о том, как эта модель должна звучать. Как правило, мы не получаем никакой подсказки от производителя, которая могла бы привлечь наше внимание в определенном направлении. И, чтобы сформировать свое собственное мнение о конкретном продукте, нам приходится полагаться опять же на какие-то чужие, и, подчас, анонимные мнения. Мы не имеем возможности использовать какую-либо персонифицированную информацию, что называется, «из первых рук», которая могла бы служить отправной точкой для дальнейшего формирования своего мнения по поводу тех или иных конкретных продуктов.

Например, помимо их объективных звуковых свойств, причина, по которой я отношу подавляющее большинство из существующих на данный момент моделей ушных мониторов к категории «mid-fi», заключается как раз в отсутствии персонификации их «родословной».

Здесь любопытно то, что ушные мониторы представляют из себя целую группу, в которой, фигурально выражаясь, производители вступают в наиболее тесный телесный контакт с потребителями. Поскольку ушные мониторы предполагается вставлять в уши, производители УМ, по сути, разрабатывают продукт, который должен будет вступить в самый непосредственный контакт с телом потребителей. Поэтому я совершено не удивляюсь тому, что, поскольку в западной цивилизации подобных контактов принято избегать любыми средствами, разнообразие решений в области внутриканальных наушников настолько ограничено.

Ведь далеко не каждый производитель готов к настоль интимному контакту с чужим телом.

А, говоря серьезно, для производителя, добросовестно сужающего свою целевую аудиторию (например, в соответствии с анатомической узостью ушного канала у части из своих потенциальных потребителей), решиться на подобную позицию - это очень непростое решение. Самая сложная проблема для подобных производителей – это нащупать, с одной стороны, «наименьший общий знаменатель» потребительской аудитории по неким индивидуальным параметрам [в данном случае речь идет о физических форме и размерах их ушных каналов], а с другой – насколько это возможно, не поступаться собственными принципами.

Во всём домашнем аудио, стационарных наушниковых системах, а также в основной части портативной электроники принятие подобных решений не представляет из себя такой же монументальной проблемы, какой она является, опять же, в случае, скажем, производства тех же ушных мониторов, где аспект разброса в индивидуальной анатомии является камнем преткновения, вызывающим во всей индустрии постоянные споры, как обойти это препятствие без потери собственного лица (или «потери» чьих-то других ушей…).



WSR Рибер: Что отличает ваши внутриканальные мониторы по их конструкции и по типу их производства от других аналогичных предложений на рынке?


Кучеренко: Как я уже говорил, моей целью была передача «эстафетной палочки» сложившейся десятилетиями системы ценностей домашнего  High End Audio новому поколению «портативных» аудиофилов.
Будучи закоренелым аудиофилом с 25-летним стажем, я всегда был разочарован дефицитом моих соратников среди производителей ушных мониторов (со многими из них я встречался и даже брал у нескольких из них интервью для российских специализированных изданий). Повторюсь, они действительно все заботились о «точности» воспроизведения, но у меня сложилось чёткое впечатление, что никто из них никогда даже и не думал о том, [по Серкину – см. выше] что имело бы смысл попробовать ещё продвинуться и «за её пределы».

Соответственно, поняв, что подниматься над уровнем «формального перфекционизма» никто из них не собирается, я решил сам попытаться это сделать, чтобы попробовать узнать, а что же там – за его пределами - может быть ещё скрыто.

Я вкратце перечислю Вам то, что было мной сделано, чтобы Вы могли получить об этом представление. Но не забывайте, что никаких открытий я не совершил, так как отдельные фрагменты моих решений и так широко применяются в области вкладных наушников.

Говоря откровенно, данный проект по возможным стадиям его разработки был больше способом удовлетворения моего собственного любопытства, способом самоидентификации, а также актом проявления заботы об общем благе, нежели реализацией моей технической компетенции.

Первое и основное отличие моего начинания заключается в том, что я не побоялся соединить все эти отдельные технические решения в одной конструкции. Несмотря на всем очевидный выигрыш в качестве звука от такого полного сочетания, из-за соображений эргономики, вследствие особенностей получающегося в результате форм-фактора, типичный производитель ушных мониторов предпочел бы избежать такой комбинации, чтобы не слишком ограничивать целевую аудиторию своего продукта на рынке.

А, во-вторых, мой метод создания прототипа за прототипом путем проб и ошибок основывался на азарте прожжённого аудиофила, стремящегося как можно ближе приблизить звучание собственных ушных мониторов к звучанию тех наилучших домашних аудио систем, которые мне довелось услышать за все эти годы.

Итак, вот основной список этих отдельных технических решений:

Первое: это конструкция, предназначенная для глубокого размещения в слуховом канале, которое позволяет расположить излучатели максимально близко (в среднем на расстоянии от 5 до 8 мм) к барабанной перепонке. Поскольку без коренных изменений по всей цепочке от производителей и до потребителей типичный ушной канал непрерывно сужается вблизи барабанной перепонки, вопрос безопасности здесь, как правило, не стоит.
Существует множество причин, по которым данный способ позволяет получить наилучший звук от внутриканальных мониторов, но я не буду сейчас подробно на этом останавливаться.

Второе: окончательный внешний вид продукта не будет одинаково привлекательным для всех, поскольку это полностью ручная работа. Но основной приоритет в дизайне общей конструкции данных ушных мониторов принадлежит совокупной механической и электрической надежности данной конструкции, что очень важно при интенсивной и длительной портативной эксплуатации, когда изделие испытывает постоянные физические воздействия на излучатели, разъемы, соединительный кабель. Кстати, кабель может быть без проблем отремонтирован или полностью заменен на новый.

Третье: поскольку эти ушные мониторы предполагаются для использования в условиях повышенного внешнего шума, их конструкция обеспечивает надежную акустическую и механическую (имеется в виду шум от механического движения кабеля) изоляцию в районе расположения их силиконовых универсальных наконечников.

Четвертое: данные внутриканальные мониторы должны устанавливаться как можно глубже в слуховых каналах, предпочтительно, непосредственно в районе его «второго поворота» или вблизи него, в том месте, где хрящевая ткань слухового канала переходит в костную (в аудиологии хорошо известно, что такое расположение не грозит болевыми ощущениями, возникающими при касании тонкой кожи на костном участке канала, и одновременно такой принцип изоляции ушного канала вызывает минимальный эффект его «закупорки»).

Пятое: все излучатели во внутриканальных мониторах расположены на одной оси, которая ориентирована, насколько это возможно, по направлению распространения звуковых волн в слуховом канале.

Шестое: наши внутриканальные мониторы построены по полностью балансной технологии и имеют возможность работать от двух отдельных усилителей в каждой из отдельных полос усиления.
Мой более чем 20-летний опыт в домашнем аудио позволял мне раз за разом оценивать неоспоримые преимущества в качестве звука активных многополосных домашних аудио систем, и конструкция наших внутриканальных мониторов может также работать в активном двух-полосном режиме со специально разработанным для этой цели двухканальным балансным усилителем / кроссовером / DSP-ЦАП'ом (всё это в одном корпусе) под названием DACCA (являющимся результатом смежного -  по отношению к разработке наших внутриканальных мониторов - проекта).

Седьмое: при помощи специального адаптера mini-XLR данные внутриканальные мониторы могут подключаться к любому портативному плейеру или смартфону в то время, когда нет возможности использовать упомянутый выше многофункциональный усилитель. Я решил отказаться от пассивного кроссовера, дабы избежать присущих пассивным фильтрам недостатков. Вдобавок, если уж говорить об абсолютном качестве, то я полностью отдавал себе отчёт в том, насколько сложно было бы разместить громоздкие пассивные фильтры в ограниченном пространстве ушного монитора, и поэтому я даже не стал рассматривать подобную возможность.
Поэтому в наших внутриканальных наушниках отсутствуют какие-либо пассивные фильтры, там есть только включенные последовательно динамикам «мастер»-резисторы.

Восьмое: Комбинация из семи излучателей в каждом канале и характеристики их акустической нагрузки были выбраны так, чтобы, по возможности, исключить необходимость применения каких-либо пассивных акустических фильтров для достижения бесшовной частотной характеристики. Трубки используемых нами звуководов имеют, опять же, по возможности, максимальный диаметр и минимальную длину.

Один из излучателей «голый», т.е. на нем нет никаких трубок. Он излучает прямо в слуховой канал.

Я подозревал, что процесс выбора излучателей будет долгим и мучительным, но, тем не менее, он должен был бы инициирован только после того, как все семь предыдущих условий будут выполнены. При этом рассматривалась и тестировалась в прототипах полная номенклатура из всех подходящих для наших целей «Балансно-Арматурных» динамиков.

Поскольку внутриканальный монитор располагается вблизи барабанной перепонки, все резонансы, возникающие в открытом ухе, исчезают, и поэтому для того, чтобы восстановить нормальное восприятие звука и звуковой «сцены», комбинация излучателей должна иметь резонансы на тех же частотах. Эта сложная задача была успешно решена в окончательной конструкции, и естественное звучание высоких частот было достигнуто. Как следствие, звук этих внутриканальных мониторов воспринимается как бы «выходящим из головы», а не «играющим внутри её».

Девятое: Соединительный кабель был выбран в первую очередь исходя из его звуковых свойств. В то же время, поскольку механические свойства данного кабеля имеют также огромное значение, его последняя версия полностью соответствует его портативному использованию, как исходя из его минимального «механического шума», так и благодаря его износоустойчивости.

С помощью кабельного «гуру» Криса Соммовиго из компании Stereolab, после нескольких итераций, был разработан специальный кабель для наших внутриканальных мониторов, который мы в настоящее время и используем для их производства.

Десятое: В нашей конструкции внутриканальных мониторов мы не используем никаких готовых акустических фильтров (если не считать за акустические фильтры необходимые трубки-звуководы на выходах излучателей, которые сами по себе являются подобными фильтрами). Я решил, что распространенный подход, предполагающий применение таких стандартных фильтров по «принципу лейкопластыря», хоть, и позволяет сгладить некоторые неровности акустически-частотных характеристик УМ, но, в конечном счете, приносит намного больше вреда, чем пользы [то есть вместо радикального «лечения» неких технических проблем, их просто «залепляют» некими простыми и компромиссными решениями, для того, чтобы их, просто, убрать «с глаз долой»].



WSR Рибер: Если акустическая изоляция ушного канала является таким критическим фактором [получения высококачественного звука], то каким образом вам удалось эффективно решить этот вопрос?


Кучеренко: Поиски подходящего решения этой проблемы оказались очень сложными. Так как я хотел поместить мониторы как можно ближе к барабанным перепонкам, мне было необходимо найти способ герметизации слухового прохода в этом месте, чтобы уменьшить «рабочий объем» воздуха и избежать ненужных резонансов.

Слуховой канал вблизи его «второго поворота» обычно расширяется, а затем снова сужается ближе к барабанной перепонке, и, в конечном итоге, мне, безусловно, повезло.

Я обнаружил то, что расположение в этом месте мониторов особой формы, с определенным образом выполненным наконечником, не только позволяет достаточно качественно герметизировать слуховой канал, избегая при этом излишнего давления в нём, но и позволяет избежать излишнего физического воздействия на весь слуховой аппарат и максимально снизить эффект «закупорки» (путём снижения «костной проводимости» слуха за счёт «глубокого» расположения УМ в ушном канале и концентрации интенсивности его акустического излучения, в-основном, в ограниченном его наконечником и барабанной перепонкой минимальном – насколько это возможно - «рабочем объёме»).

Безусловно, то, что я описал выше, может отлично работать, например, с моими собственными слуховыми каналами, которые, согласно мнению аудиологической медсестры, снимавшей их слепки, несколько больше среднестатистических.

Соответственно, если ваши слуховые каналы имеют существенно меньшие размеры, чем мои – то, увы, вам не повезло – комфортно расположить наши ушные мониторы и добиться герметизации ваших слуховых каналов с их помощью может быть уже проблематичным: либо вы будете испытывать дискомфорт, либо требуемая степень герметизации окажется вообще недостижимой.

В то же самое время, мне пока не довелось повстречаться с людьми, у которых слуховые каналы были бы значительно больших размеров, чем мои собственные.

Из примерно 50 человек, которые прослушали на данный момент наши ушные мониторы, только около 20% пожаловались на то, что они им показались слишком неудобными.

Остальные же, после определенной адаптации, сказали нам, что могут пользоваться ими без каких-либо проблем. Но в основном это были мужчины. С женщинами у меня какой-либо достоверной статистики пока что нет.

Я отлично отдаю себе отчёт в том, что одна из причин, по которой я даю это интервью - это крайняя непредсказуемость потребительской ниши, к которой мы пытаемся апеллировать [нашими изделиями], соответственно, «нормальный» производитель и близко не пожелает иметь дела с подобными продуктами.

Но, тем не менее, то, что работает в моем случае и, как мне кажется, и в Вашем тоже, Гэри, надеюсь, может сработать и во многих других.



WSR Рибер: Как вы находите баланс между звуковыми свойствами и эргономикой формы ваших мониторов?


Кучеренко: В двух словах, у меня это получается настолько, насколько получается. Отдавая беспрекословное предпочтение звуковым свойствам [наших УМ], мне приходится идти на трудные решения в отношении эргономики наших конструкций.

Литые корпуса ушных мониторов, изготовляемые по индивидуальным слепкам ушных каналов, демонстрируют противоположный подход: отличную эргономику и фантастическую схему логистики, но, с моей точки зрения, представляют из себя слишком явные компромиссы «по звуку».

Прежде всего, почти все излучатели в «заказных» ушных мониторах излучают под различными углами (типичный пример - до 90°).

Во-вторых, в большинстве случаев они располагаются снаружи от входа в слуховой канал, направляя звук через узкие, длинные и кривые звуководы. К тому же, чтобы скрыть звуковые проблемы, связанные с конкретной моделью - которая должна подходить по габаритам для достаточно конкретного расположения данной конфигурации динамиков в случае чрезвычайно широкого разброса размеров индивидуальных слепков УК для всевозможных потенциальных потребителей - производитель утверждает, что форма и эргономические свойства его мониторов будут исключительно комфортными абсолютно для всех. А, между тем, в этом случае будут проявления таких неизбежных недостатков данной технологии, как не только отсутствие упоминаемой «со-осности», но и компромиссы связанные с применением пассивных электрических фильтров (из-за крайне ограниченного физического пространства в корпусе УМ где они располагаются), а также, и недостатки связанные с повальным применением всевозможных акустических фильтров.

В типичных моделях ушных мониторов универсального типа, особенно в случае с несколькими драйверами на канал, «не-соосное» излучение и огрехи фильтрации могут быть – [из-за стремления к «100%-й универсальности» конструкции] – ещё более явно выраженными [чем даже в случае «кастом»-мониторов].

Только представьте себе, как бы зазвучали ваши домашние акустические системы, если бы все их излучатели, включая пищалки и среднечастотные динамики, были бы направлены в разные стороны, под углами до 90° друг к другу? А это именно то, что имеет место в типичных многодрайверных ушных мониторах. Добавьте к этому ещё и длинные кривые трубки звуководов, и сразу возникнет аналогия с колонками в гостиной, которые вы слушаете, находясь в спальне, через узкий, длинный и извилистый коридор. Поэтому, мне совсем и неудивительно слышать то, что «традиционным» домашним аудиофилам, привыкшим сидеть в оптимальной точке напротив тщательно выставленных колонок, абсолютно не нравится звучание типичных ушных мониторов.

Соответственно, моей целью в этом проекте было воссоздание для случая внутриканальных мониторов - насколько это физически возможно – характерного звучания наилучших домашних колонок в их «ближнем поле».

Для этого мне нужно было, во-первых, переместить излучатели как можно ближе к барабанной перепонке, во-вторых, расположить их все на одной оси, а также как можно точнее нацелить эту общую для них ось на барабанную перепонку. С точки зрения выполнения этого последнего требования к конструкции, максимально глубокое расположение мониторов в слуховом канале является совершенно необходимым условием.

В процессе поисков наилучшего положения мониторов в ушном канале я не мог сразу поддаться на путь компромиссов в звуке только ради эргономики и максимальной комфортности для наиболее широкой ниши потенциальных покупателей. Но после этой стадии разработок, сколько бы я ни пытался, я уже не мог существенно улучшить степень комфорта для чрезвычайно широкой аудитории. Конкретный комплект излучателей, а также их окончательная физическая конфигурация внутри «корпуса» УМ - очень критические параметры с целью получения того звука, к которому я стремился, и соответственно, они являются тем совокупным фактором, который и определяет размер нашего возможного потенциального спроса.

Тем не менее, лично у меня, нет никаких сомнений в том, что в будущем попытки улучшения эргономики и расширения аудитории для таких же бескомпромиссных внутриканальных мониторов могут оказаться весьма успешными. Поживем – увидим.

Понимая бесполезность тягаться с «Голиафами» [Индустрии Потребительской Электроники] на их же собственной территории, я не видел особого смысла в «самопальной» имитации того, что уже сделано «правильными» производителями вкладных наушников – будь то «универсальные» модели УМ или изготовляемые по индивидуальным заказам «кастом»-мониторы.

В своей последней книге «Давид и Голиаф» Малькольм Глэдвелл пишет: «Есть целый ряд преимуществ связанных с наличием материальных ресурсов, но также есть и ряд преимуществ, связанных с их отсутствием – и причина того, что «изгои» выигрывают настолько часто, насколько это имеет место быть в реальности, заключается в том, что иногда первое оказывается абсолютно равным второму».

Хотя я и признаю объективную ограниченность спроса на наши внутриканальные мониторы, а также, вполне возможное несовершенство их внешнего вида или их форм-фактора, я считаю, что в конечном счете их преимущества – с точки зрения «абсолютного» качества звука – способны, в случае отдельных и особо требовательных потребителей, одержать верх над диктатом эргономики [как у подавляющего числа крупных компаний], соответственно, список наших десяти основных технических особенностей вверху – это наш [по известной мифологии] «Список [особенностей конструкции] пращи Дэвида».



WSR Рибер: В чем выражается ваш подход к попытке продвинуть ваши ушные мониторы среди более широкой аудитории, учитывая весь индивидуальный разброс внутриканальных характеристик восприятия звука у отдельных людей?


Кучеренко: Судя по откликам которые мы получаем, при условии правильной установки и достаточной изоляции в ушных каналах, люди, в-основном, реагируют на ушные мониторы также, как если бы они реагировали на звучания некой одной и той же аудио системы, просто установленной в [очень похожих друг на друга] помещениях.

Конечно, колонки будут звучат очень по-разному в различной акустической обстановке, но [в их звучании, всё же] остается и некая общая тенденция, особенно если мы говорим об их более-менее удачной расстановке.

Под «более-менее удачной расстановкой» в случае ушных мониторов я имею ввиду достаточно правильное расположение акустических излучателей в каналах и достаточную изоляцию. Также необходимо отметить, что, по сравнению со всевозможными различиями акустических свойств различных помещений, в которых могут использоваться конкретные колонки, в случае внутриканальных мониторов, различия в акустических свойствах всевозможных «помещений» для прослушивания получаются куда значительно меньше.

Учитывая, что глубоко сидящие ушные мониторы работают в крошечном пространстве неподалеку от барабанной перепонки, форма [+материал стен] и акустические свойства которого так или иначе определяются типичной человеческой анатомией, соответственно, учитывая то, что индивидуальные различия в акустических свойствах [«рабочего объёма»] внутриканальных мониторов, влияющие на субъективное восприятие их звука, достаточно невелики, особенно, если сравнивать эту разницу с разницей звучания одних и тех же колонок, но в разных комнатах, отсюда можно сделать вывод о том, что и разброс в субъективном восприятии звука от одних и тех же УМ должен быть существенно меньше, чем, например, в случае восприятия звука одних и тех же колонок, но установленных в разных помещениях.

Функционирование внутреннего уха и психоаустика – это другая история (не говоря уже о субъективных предпочтениях). Я предполагаю, что субъективные впечатления от звучания внутриканальных мониторов у разных индивидуумов могут значительно различаться, но все же в пределах типично «нормального» слуха.

Насколько сильно, я сказать не могу, кроме того, что реакция [на прослушивание наших УМ], которую я уже достаточно продолжительное время наблюдаю от совершенно разных людей - при условии, что наши ушные мониторы им достаточно хорошо подходят – всегда более или менее одна и та же, причём, практически на все 100% позитивная.



WSR Рибер: Каковы уникальные особенности конструкции вы использовали в ваших ушных мониторах?


Кучеренко: Как я уже упоминал выше, перечисленные [в списке из десяти пунктов] отдельные аспекты конструкции наших УМ, сами по себе, не уникальны, то что уникально для нашего случая – это использование их совокупной комбинации.

На одном из этих аспектов я хотел бы тут немного остановиться, а, именно, на том, что наши ушные мониторы производятся исключительно вручную из доступных на рынке коммерческих излучателей и сопутствующих компонентов.

Даже специально разработанный для них соединительный кабель, тоже можно сказать, в значительной степени, сделан «вручную».

Ручная сборка может быть охарактеризована как «декоративно-прикладное искусство» и позволяет осуществлять очень строгий контроль над всеми стадиями изготовления. Каждый готовый экземпляр проходит индивидуальный выходной контроль по звучанию и надежности.

Это позволяет мне говорить о сравнении класса подобных нашим ушных мониторов с массово произведёнными на конвейере продуктами в категориях тех же отличий, что и между, скажем, сигарами и сигаретами. Впрочем, надеюсь, никто не воспримет эту аналогию в качестве рекламы для курильщиков.

Когда люди комментируют отличия внешнего вида наших изделий, как продуктов ручного труда, от сделанных «на потоке» ушных мониторов, которые производятся в громадном количестве, я соглашаюсь с тем, что, да, я был бы очень рад, если бы наши изделия выглядели, то, что называется, «покрасивее», но насколько красивее можно сделать те же сигары?! У сигар полностью ручного производства всегда присутствует определенный оттенок небрежности, и они никогда не выглядят так же безупречно, как сигареты, но зато ощущения от курения сигар находятся на совершенно ином уровне, и поэтому их оценка только по внешности становится абсолютно нелепой, не так ли?! Покровный лист некоторых самых лучших сигар, которые мне приходилось курить, по виду был весьма далек от совершенства. Но его вид не настолько важен, насколько важен вкус и аромат, которые, естественно, определяются не столько внешним видом, сколько внутренним содержимым.

Такая же аналогия уместна и по поводу удобства эксплуатации. Обращение с сигарами требует намного большей вовлеченности в процесс чем просто тривиальное курение сигарет, но зато всем должно быть очевидно то, что, по сравнению с «обычной» массовой продукцией, отдача, как от настоящих сигар, так и от «настоящих» ушных мониторов, изготовленных вручную некими перфекционистами, гораздо более содержательна.



WSR Рибер: Чего может ожидать слушатель в плане общих различий в звучании между высококачественными домашними аудио системами и вашими ушными мониторами?


Кучеренко: Само собой разумеется, что системы с колонками внутри комнаты имитирует живое звучание музыки намного лучше, чем портативные системы.

Но, вместе с тем, такая имитация грешит массой собственных недостатков, большинство из которых происходит от несовершенства акустики помещения, самих колонок, усиления и расстановки колонок в конкретной комнате.

Замена акустики помещения на гораздо более предсказуемую акустику полости слухового канала, особенно при глубоком расположении ушных мониторов в ушном канале, также выдвигает существенно более скромные требования к усилителю, который должен обеспечивать достаточное звуковое давление на барабанные перепонке, а также создает множество новых возможностей для смещения приоритетов с создания значительного звукового «напора» в комнате для прослушивания на подчеркивание важных внутренних деталей, которые могут поспособствовать более полному раскрытию содержания музыкальных мыслей.

Я бы сравнил различие впечатлений от прослушивания музыки через отличные наушники или внутриканальные мониторы против впечатлений от прослушивания музыки через типичные колонки в типичном помещении с различием в просмотре кино на студийном мониторе высочайшего разрешения против обычного бытового проектора.
Конечно, если у вас есть полностью затемненная и специальная комната с отличным современным проектором, вы получите яркие впечатления от картинки великолепного качества, но если у вас всего этого нет…, то хороший студийный монитор передаст больше деталей изображения в целом более высокого качества. К тому же, вы сможете переносить монитор с места на место, что невозможно в случае системы с видеопроектором.

Некоторые жалуются, что даже в самых лучших наушниках и внутриканальных мониторах музыка воспринимается как будто через увеличительное стекло, когда мелкие детали становятся более подчеркнутыми, чем если слушать музыку на домашних системах. Я согласен, но с оговоркой, что все зависит от того, какая конкретно музыка имеется в виду. Если обилие деталей изначально отсутствует в записи, агрессивный напор мощной домашней системы может показаться более близким к тому, как это должно звучать.

Но когда мелкие детали очень важны для полноты восприятия конкретной музыкальной пьесы, более высокое качество наушников или внутриканальных мониторов может значительно усилить эмоциональное воздействие от музыки.

С качественными наушниками и особенно с качественными внутриканальными мониторами вы можете получить четкую локализацию и достоверную звуковую сцену.
К сожалению, реалистичное 3D-представление звука с помощью наушников или внутриканальных мониторов пока что является отдаленной перспективой, особенно для портативного аудио. На данный момент можно лишь надеяться на то, что производителям наушников удастся «вытащить звук из головы наружу», чтобы получить звуковую панораму по периметру головы (как это происходит с нашими внутриканальными мониторами), но с учетом множества недавних технологических прорывов на этом направлении, ждать [полностью реалистичного 3D-звука через наушники/ушные мониторы] осталось совсем недолго.

При переходе от системы с колонками к наушникам слушателю придется не только несколько поменять устоявшиеся навыки его восприятия музыки, давайте назовем их «приобретенными навыками», но, что значительно важнее, ему/ей также придётся принять твёрдое решение непреклонно следовать по этому новому пути.

Стимулом же для последнего может послужить прекрасная возможность услышать больше музыки новой («на ходу»), а также «больше музыки» (т.е. больше значимых деталей и нюансов) в старой.



WSR Рибер: Внутриканальные мониторы хорошо работают с процессором объемного звука, такими, как, например, Smyth Research «Realiser». У вас есть опыт использования ваших изделий с подобными устройствами?


Кучеренко: К сожалению, хотя в моем распоряжении имеется система Smyth Research «Realiser», с которой я получил весьма положительный результат при воспроизведении 3D-звука через стационарные электростатические наушники Stax, пока что я не пробовал свои мониторы в этой связке.

В общем, отталкиваясь от моего прошлого опыта, я уверен, что получится хорошо. Проблема лишь только в том, что, во-первых, «Realiser» не является портативным устройством, а, во-вторых, отсутствие его изначальной портативности ещё и усугубляется тем, что правильная работа входящего в состав этой системы сенсора положения головы даже ещё более важна для воссоздание полноценного эффекта 3D-звука чем его процедуры калибровки «звука в помещении» и калибровки «звука самих наушников», Поэтому, поскольку отслеживание движений головы в портативном варианте, вообще, ещё пока очень сложно реализуется, не думаю, что такое применение для наших внутриканальных мониторов на данный момент может рассматриваться в качестве реальной цели [так как портативное использование, конкретно, «Realizer’a» с нашими ушными мониторами пока полностью исключено, то он и не вписывается в наши нынешние цели и задачи по созданию портативной аудио техники самого высокого качества].

Я уже не говорю о тех неразберихе и потенциальной опасности, которые могут возникнуть при наложении виртуального звукового 3D-измерения на звук окружающей реальности когда вы идете по улице…

В то же время, в стационарных условиях процессор «Realiser» может оказаться очень эффективным при создании 3D-эффектов с помощью именно ушных мониторов. В силу относительно незначительных различий в акустических свойствах [«рабочих объёмов» ушных каналов у разных пользователей] в последнем случае, как мне кажется, персональная калибровка аудио системы «Realiser» может быть легко адаптирована для каждого отдельного пользователя от некого калибровочного «общего знаменателя».
Так как, при условии глубокого расположения ушных мониторов в слуховом канале, корректного их расположения и хорошей изоляции от внешнего шума, при обработке сигнала процессором «Realiser», различия акустических свойств индивидуальных слуховых каналов могут быть достаточно несущественными.

Соответственно, в случае использования глубоко расположенных в ушном канале ушных мониторов, дополнительный алгоритм обработки «Realizer’ом» влияния взаимодействия между данными наушниками/УМ и конкретным внешним ухом на воссоздание звукового 3D-эффекта может не потребоваться.

И, между прочим, в нашу конструкцию внутриканальных мониторов можно было бы без туда включить крошечный калибровочный микрофон со звуководом. Это бы открыло массу интересных возможностей в плане разнообразных внутриканальных калибровок в реальном времени с измерениями по месту (вблизи барабанных перепонок!). Эти измерения могли бы использоваться для оптимизации работы внутриканальных мониторов с помощью внешнего DSP-процессора, скажем, при индивидуальной настройке многополосных кроссоверов.



WSR Рибер: Большая часть доступного музыкального контента кодируется в формате MP3 с безжалостным сжатием и потерями. Ваши мониторы могут обеспечить улучшенное звучание этого контента?


Кучеренко: «Горлышком от бутылки», с точки зрения качества воспроизводимой музыки, является не компрессионные форматы и даже не уровни качества оригинальных записей и мастеринга. Скорее всего, его положение определяется качеством самих акустических трансдюсеров (наушников или внутриканальных мониторов).
Разница между воспроизведением одних и тех же записей в виде файлов высокого разрешения и, скажем, MP3 имеет место, но она теряет смысл когда вы слушаете множество разных записей и чувствуете огромный разброс в их изначальном качестве. И еще более нелепыми становятся пространные рассуждения на тему этой разницы при использовании весьма посредственных трансдюсеров.

Я могу ошибаться, но мне кажется, что в историческом и технологическом контексте, эти компрессионные алгоритмы [типа MP3] были разработаны с основным «пользовательским» приоритетом - получением максимального качества звука именно в процессе портативного прослушивания музыки.

Поэтому у меня складывается впечатление, что в очень многих случаях MP3-файлы какой-нибудь фонограммы, воспроизводимые портативным плейером на каких-то высококачественных наушниках или через какие-то достойные ушные мониторы, могут звучать даже «более выразительно», чем «сырые» файлы тех же фонограмм в изначальном разрешении (или даже файлы «высокого разрешения» тех же записей, хотя в последнем случае происхождение файлов «высокого разрешения» может быть и под вопросом, да и возможность корректного чтения таких файлов может также просто ограничиваться самим плейером).

Как я уже говорил выше, моя портативная система позволяет мне посвящать больше времени прослушиванию музыки. Благодаря этому я существенно расширил свой музыкальный кругозор. Когда я хочу подробнее изучить какое-либо конкретное музыкальное произведение на своей портативной системе, часто у меня не бывает иного выбора, кроме прослушивания сжатых музыкальных файлов. Поверьте, при этом компрессия не играет особой роли, а на первый план выходит изначальное качество записи.

Соответственно… при низком изначальном качестве записи разница между оригинальным разрешением и сжатием файлов вообще не имеет какого-либо практического значения. В то же самое время, хорошая запись может звучать очень даже выразительно и в сжатом виде, хотя, если есть такая возможность, конечно же, я предпочту прослушать данную запись в наиболее высоком разрешении, с тем, чтобы моя аудиофильская совесть хоть была бы чиста…



WSR Рибер: Какие рекомендации вы бы могли дать энтузиастам, выбирающим внутриканальные мониторы?


Кучеренко: По качеству звука, прославленная модель наушников Etymotic Research ER-4, с которой я начинал свое увлечение портативным звуком почти 30 лет назад, пока что практически является непревзойдённой.

Исторически, это была первой конструкцией, которая использовала «Балансно-Арматурные» динамики, и как Мид Киллион, глава этой компании, как-то иронично заметил мне в одном из своих интервью, она родилась как «ублюдочный продукт» для этой почтенной аудиологической компании.

Соответственно, вследствие такого своего происхождения, то есть, вследствие того, что корни этого ушного монитора растут не из индустрии Потребительской Электроники, по моему мнению, это обстоятельство и есть основная причина такой исключительности данного продукта.

Эта модель заслужила такую славу благодаря своей простоте. Поэтому, для меня кажется крайне удивительным то, что обсуждение ER-4 набрало более 500 страниц на одном из российских аудио форумов, так как я задаю себе вопрос: а сколько же слов можно написать про  - всего-то лишь - «ушной вкладыш» с одним «Балансно-Арматурным» излучателем внутри?! В то же самое время, такое количество форумных страниц по её поводу может служить лишним доказательством её величия.

Эта модель от Etymotic Research и послужила источником вдохновения в моем проекте, когда у меня появилось желание ее улучшить, «подняться над совершенством».
Я помню, как я показал один из моих прототипов Миду, и он с удивлением воскликнул: «С какой целью ты всё это затеял?! [В наших ER-4S] я и так уже слышу симфонический оркестр точно так же, как я его слышу в концертном зале!».
Это его демонстративное нежелание дальнейшего совершенствования ER-4, во-многом, и подстегнуло меня к дальнейшему продолжению моих экспериментов.

Моей же первой рекомендацией другим -  из числа универсальных ушных мониторов -были бы модели с единственным излучателем на канал.
Благодаря присущей их конструкции «со-осности» направления звука от их динамиков «основному направлению распространения звука внутри ушного канала», они, как правило, звучат точнее, чем их «двоюродные братья» с многими излучателями, которые, даже если все их излучатели ориентированы по одной оси, эта ось, как правило, существенно отклоняется от направления, по которому звук распространяется внутри слухового канала. Лично для меня, такие решения, жертвующие точностью звучания во имя, либо, удобства, либо, мощного и низкого баса, кажутся абсолютно не оправданными.

Даже притом, что верхний сегмент ушных мониторов, в-основном, представлен «Балансно-Арматурными» моделями, существуют и исключения: например, мне очень импонирует модель Sennheiser IE-800, которая использует в каждом канале [также как и ER-4] по единственному (запатентованному) динамическому излучателю.

Если вы готовы слегка пожертвовать разрешением и динамикой ради низкого и мощного баса, то некоторые модели ушных мониторов на основе индивидуальных слепков ушного канала (так называемые «кастом»- ушные мониторы) от различных маститых производителей могут, в-принципе, также стать для вас неплохим выбором.

Тем не менее, выбирая между точностью звучания лучших моделей с одним излучателем на канал и мощным басом «кастом»-мониторов с умопомрачительным внешним дизайном, лично я, все-таки, остановился бы на первом варианте.



WSR Рибер: Вы уже определились с названиями для своих моделей внутриканальных мониторов? Сколько они стоят, и у каких ваших дистрибуторов их можно купить?


Кучеренко: На данном этапе мы изготовляем на заказ три модели внутриканальных мониторов StereoPravda «Second Bend»: SPearphone SB-1 (5 балансно-арматурных излучателей на канал, обычный кабель, рекомендованная розничная цена $1,000), SPearphone SB-2 (7 балансно-арматурных излучателей на канал, специальный кабель с разъемом mini-Jack, рекомендованная розничная цена $2.000) и SPearphone SB-3, обладателем которой вы, Гэри, являетесь (7 балансно-арматурных излучателей на канал, специальный кабель для двухполосной активной конфигурации, два разъема mini-XLR, адаптер в комплекте, рекомендованная розничная цена $2,500).

Специально разработанный для работы с SB-3 портативный дифференциальный ЦАП / DSP-процессор / кроссовер / предусилитель / усилитель StereoPravda SPearphone DACCA-2D также изготовляется на заказ по рекомендованной розничной цене в $6,000.

Мы принимаем заказы через наш сайт www.stereopravda.com и по телефону +7 (901) 517 7805.



WSR Рибер: Что Вы можете сказать в заключение вашего интервью?


Кучеренко: Когда я начинал работу над этим проектом несколько лет назад, я изучил множество тематических веток «самодельщиков» на различных форумах по портативному аудио.

И насколько я был впечатлен высочайшим уровнем квалификации некоторых из участников тех форумов, настолько же я был разочарован недостатком фантазии, которым страдало подавляющее большинство из постов.

В-основном, там всё крутилось вокруг собственных копий известных конструкций от авторитетных производителей.

И тогда я подумал: «Какой смысл, в «самопальном» варианте пытаться воспроизвести идею или конструкцию, которые и так уже реализованы видным производителем в доступных изделиях?! Разве это не впустую потраченные время, деньги и усилия на то, что уже и так существует?!
Да, готовые изделия могут стоить дороже, но, если посчитать суммарную стоимость потраченного времени, всех сломанных в процессе экспериментов излучателей, всех использованных компонентов и материалов, выяснится, что, на самом деле, в конце концов, «самопальная» версия обходится намного дороже «фирменной»».

«Наоборот», – подумал я, – «Если уж и тратить свои усилия на что-то, то уж лучше потратить их на что-то такое, что до тебя ещё никто не делал».

Принимая во внимание всё сохраняющуюся важность качества воспроизведения музыки для очень многих, тем более, для тех, кто не планирует существенных вложений в высококачественную домашнюю систему с колонками, я больше всего надеюсь не столько на то, насколько наш проект будет коммерчески успешным (что, конечно, было бы тоже очень даже неплохо), а сколько на то, что своим собственным примером и результатами наших усилий, воплощенными в наши продукты, нам удастся как можно сильнее подстегнуть всевозможную творческую активность, как в области портативного аудио вообще, так и в разработках новых ушных мониторов, в частности.



WSR Рибер: Спасибо, Миша, за то, что поделились своими видением перспективы, опытом и творческим настроем по отношению к дальнейшему развитию портативного аудио самого высочайшего класса.

10.09.2018 // Автор:  (Bigmisha) // Просмотров:  638

Возврат к списку