BLOG #19R: Какова Основная Функция High End Audio?

StereopravdaStereopravda

BLOG #19R: Какова Основная Функция High End Audio?

 В 2009-м году, на выставке CEDIA в Атланте, Гари Рибер из журнала «Widescreen Review» впервые обратил моё внимание на прибор Smyth Research «Realizer» - революционную технологию воспроизведения «3-D-звука» через наушники или ушные мониторы.

 В январе следующего года я провёл день в Лос Анжелесе в марафонной гонке через три собственные индивидуальные калибровки для собственного «Realizer’a», сначала, в историческом кинотеатре «Egyptian Theater» на Голливуд Боулевард, а потом – в двух студиях: одной – для DVD-мастеринга («Mikasa»)  и другой – для многоканальных аудио записей («AIX»).

 За несколько дней до этого в Лас Вегасе я также взял интервью у Лорра Крэймера из Smyth Research для своей личной колонки, которую я, раз в два месяца, публиковал в российском журнале «Аудиомагазин» (рис.1).

STEREOPRAVDA.COM-BLOG-#019-pic.1 of 3-10Aug16.JPG

   Во время этого интервью Лорр упомянул о том, что изначально проект «Realizer’ начался с того, что когда основные владельцы компании DTS продали её и стали думать чем бы им заняться в дальнейшем, им поступил заказ на разработку комплекта оборудования для изучения японского языка по интернету.

 Проект их «Realizer’ оказался ответвлением от той первоначальной разработки и, насколько я понимаю, в результате перенаправил все основные усилия Smyth Research на это новое направление.

 Естественно возникает вопрос: какая связь существует между изучением японского языка по интернету и «3-D» звуком через наушники?

  Как объяснил мне Лорр, эффективность изучения иностранного языка, особенно, его фонетики, напрямую связана не только с высочайшим звуковым разрешением, что само собой разумеющееся, но также напрямую связана (что не само собой разумеющееся) с особым аспектом этого высокого разрешения: с его «трёхмерностью». 

  Когда Лорр говорил мне об этом, у меня в голове промелькнули воспоминания о тех временах, когда я самостоятельно изучал английский язык в семидесятые годы слушая передачи BBC World Service по коротковолновому приёмнику.

 Качество приёма было таким ужасным, что каждое услышанное слово я должен был выискивать в словаре по его транскрипции, выбирая  его значение из нескольких похожих по звучанию слов, подбирая его, сначала, по звучанию, а потом, по соответствию контексту предложения.

 Согласно Лорру, даже при том, что вполне приличное качество двух-канального стерео звука доступно сейчас по интернету, его всё равно явно недостаточно для передачи всех тонкостей фонетики незнакомого языка.

 Для передачи последних, как раз, и требуется «третье измерение».

 Если первые два измерения позволяют услышать то, что произносится, то третье позволяет лучше услышать то, как это делается.

 Причина, по которой в High End Audio, так называемой, «звуковой сцене» придаётся так много значения связана с тем же самым явлением: третья размерность этой «сцены» позволяет нам лучше услышать не только то, что играют музыканты, но также  и то, как они это делают.

 Когда я с восторгом описывал свои первые впечатления от «Realizer’ Джону Градо, заехав к нему на фабрику в Бруклине по пути из Атланты домой, он был ошарашен моей реакцией: «Но зачем всё это нужно, особенно для стерео?!».

Я с ним согласен: основным применением «Realizer’ предполагается воспроизведение многоканальных музыкальных записей и саундтрэков к фильмам. Тем не менее, как заядлый «домашний» аудиофил, я всегда воспринимал третье измерение в музыке как само собой разумеющееся, и прослушивание такого же пространственного эффекта через наушники оставило у меня неизгладимое впечатление.

 Даже если мне интуиция всегда подсказывала то, что чем больше информации – тем лучше, и что информация из «третьего измерения» должна быть также востребована слушателем, как и из первых двух, я не нашёл сразу то полное объяснение зачем нам нужен «Realizer», которое я бы мог сразу предоставить Джону. В том числе и потому, что моё интервью с Лорром Крэймером, в котором он впервые упомянул о «японском» проекте, должно было произойти только через несколько месяцев после этого визита на Grado.

 Это объяснение, которое я бы мог дать  Джону Градо, внезапно пришло ко мне в голову некоторое время спустя, когда я в очередной раз задумался над тем, с какой целью мы вкладываем столько сил, столько денег и столько времени в наше аудиофильское хобби.

  На самом деле, основной целью всех этих трат должно быть воссоздание этого «третьего измерения» в стерео записях.

Поэтому мы и должны создавать соответствующие условия в комнате для прослушивания, поэтому мы и должны обзаводиться самой лучшей электроникой, и поэтому мы и должны использовать всякие тонкие средства настройки аудио систем.

И поэтому я вижу огромный потенциал в таких технологиях как deqx или, скажем, BACCH 3D от Эдгара Чёуери.

  Это третье измерение, или «звуковая сцена», является прямым следствием высокого разрешения системы, соответственно, насколько хорошо определена третья размерность стерео системы является, как бы, «лакмусовой бумажкой» её принадлежности к самому высокому классу.

  Но, опять же, а для чего нам нужна эта чётко сфокусированная трёхмерная «звуковая сцена»? (рис. 2)

STEREOPRAVDA.COM-BLOG-#019-pic.2 of 3-11Aug16.JPG

 Всё, опять же, для того же: аудиофилам, по идее, нужно «знать» не только то, что играют музыканты, но и «знать» то, как они это делают.

Никто не сомневается в том, что они отдают себе отчёт о первом, но отдают ли они себе полный отчёт о последнем?

 Причина, по которой аудиофилы, по идее, должны интересоваться этим «как» [тонкими динамическими деталями музыкальных структур, проявляющимися через трёхмерное пространство «звуковой сцены»] заключается в том, что основная причина возникновения High End Audio была связана с его образовательной функцией: по идее, оно должно быть самым эффективным инструментом совершенного овладения новым (для подавляющего большинства) музыкальным языком. (рис.3)

STEREOPRAVDA.COM-BLOG-#019-pic.3 of 3-10Aug16.jpg

 Также, как мы впитываем наш родной язык «с молоком матери», наш родной «музыкальный язык» впитывается тогда, когда мы ещё четырнадцатилетние «сосунки».

  И этот родной «язык музыки» остаётся с нами на всю оставшуюся жизнь, ведь, не зря говорят, что «все слушают ту музыку, которую они слушали в свои четырнадцать лет».

  Поэтому, если ты действительно хочешь изучить новый музыкальный язык, тебе ничего не остаётся как прибегнуть к использованию все тех же средств, что и при непреодолимом желании выучить иностранный язык.

 Эти необходимые средства включают в себя упорство, методологию, учителя и, что немаловажно для данного рассмотрения, специальные технические устройства.

  Конечно же, этим специальным «техническим устройством» может быть концертный зал, но при невозможности его регулярного использования, «отсертифицированная» аудио система может вполне выполнить эту роль, где этот «сертификат» подтверждает музыкальную способность этой системы образовывать её слушателя.

 Причина, по которой музыканты в своей массе не являются аудиофилами полностью вписывается в моё построение: нутром они чувствуют, что, если у них, как правило, уже не стоит задача изучения нового музыкального языка, а стоит задача дальнейшего совершенствования собственного старого, тогда зачем им связываться с этим аудиофильским хобби?!

 Со своим «рабочее-крестьянским» происхождением, только после того, как я «ушёл с головой» в High End Audio, мои музыкальные пристрастия в корне поменялись. И только после многих лет, которые я посвятил изучению нового «музыкального языка» через использование моей аудиофильской системы я могу с уверенностью заявить о том, что я начал бегло говорить на «языке джаза» (рис. 2), который является в данный момент для меня основным языком музыкального общения.

 В качестве доказательства моей вышеизложенной теории могу также сообщить, что все мои друзья детства, у которых не было явно выраженного интереса к аудио, до сих пор говорят на том же музыкальном языке, на котором они говорили, когда нам всем было по четырнадцать лет.

 Работа нашего мозга основана на создании «аттракторов», своего рода шаблонов. Вот почему, в дни моего сидения у приёмника слушая BBC World Service я мог приходить в экстаз от той музыки, которую я слышал: у меня в голове срабатывали определённые шаблоны, которые я накопил к своим четырнадцати годам, и которые заполняли аудио пустоты от недостатка качества звука.

 Эти шаблоны в голове позволяют «смыслу» музыки просачиваться как через одноразмерное моно, так и через плоское двухмерное стерео, даже при том, что качество звука может быть при этом более чем посредственным.

 Но, в любом случае, для выработки новых хорошо отточенных подобных шаблонов не обойтись без посторонней помощи, большого количества практики и высокого звукового разрешения дополнительных технических средств.

 Пример последнего: только попробуйте выучить иностранный язык по международной телефонной связи.

 Вот почему Smyth Research изначально пригласили поучаствовать в «японском» проекте.

 И вот зачем у нас есть High End Audio.

 Для людей, которые искренне не думают о своём личностном развитии с помощью музыки, High End Audio – это не более, чем груда металлолома и деревяшек.

 Вот почему мы не наблюдаем никакого интереса к нему со стороны «широкой публики».

 С другой стороны, попытка индустрии High End Audio торговать своим «железом» в качестве статус символа обречена на провал, так как нацепить колонки на собственное запястье пока никому не удавалось.

 Во время «Золотой Эпохи High End Audio» многие покупатели, околдованные обещаниями звуковой Нирваны, покупали звуковые аналоги микроскопов и пытались с их помощью забивать «музыкальные гвозди» … хотя последнее предприятие было бы намного успешнее с использованием звуковых аналогов «молотов» (ок, с головками из 24-х каратного золота, если речь идёт о «за ваши деньги любые причуды»).

 К слову говоря, несколько недель назад у меня была встреча с главой широко известной (в узких кругах) компании-дистрибьютора многих «престижных» эзотеричных «хай-эндных» брендов на территории нашей страны, который обратил моё внимание на одну запись, которая его сильно «вставляет» последнее время.

 Я ответственно исполнил его наставление и послушал её… То, что я услышал было тем, что я слушал, когда мне было, ок, не четырнадцать, но, скажем, девятнадцать лет.

 Если в случае многих «Хай Энд» дистрибьюторов, получается то, что называется, «не в коня корм», и что даже они используют своё оборудование, явно, не по назначению, то что мы тогда можем требовать от простых смертных, которые где-то умудрились случайно подцепить аудиофильскую «заразу»?!

 С другой стороны аудиофильские компании, которые знают толк в том, чем они занимаются, в очевидном страхе спугнуть (большую часть) потенциальных покупателей, боятся в открытую называть изначальную (образовательную) функцию своих продуктов в качестве основной, так как, соответственно, это может сразу привести к ограниченному спросу на их изделия.

 Однако, «сколько верёвочке ни виться, конец ей всегда будет»: неразрешённый когнитивный диссонанс, связанный с парадоксом между предполагаемой основной функцией изделий High End Audio (музыкальный «микроскоп» зрелого человека) и её реальным использованием (музыкальный «молот» незрелого и неуравновешенного тинэйджера), является основной причиной заката High End Audio.

 Что касается нас, то предполагаемое основное использование изделий StereoPravda полностью соответствует изначальной основной функции традиционного High End Audio: овладевать в совершенстве новыми музыкальными языками.

 Поэтому мы не боимся заявлять во всеуслышание о предполагаемом  нами основном предназначении наших продуктов – они делаются для тех, кто не боится, раз за разом, открывать в своей музыкальной жизни новую главу

 И, кстати, в качестве следующего рубежа я наметил для себя «серьёзную» классическую музыку…

 

 

11.08.2016 // Автор:  (Bigmisha) // Просмотров:  1629

Возврат к списку